ʟɪᴍᴏɴᴋᴀ ʟɪᴍᴏɴᴋᴀ ʟɪᴋᴇ

КИРОВСКИЙ СЕРИЙНЫЙ УБИЙЦА ДЕРЖАЛ В ПОДВАЛЕ РАБОВ | Серийный Убийца Александр Комин

Image for post

https://youtu.be/J9r1zh1UCP4

Ссылка на видео с материалами выше, текст из видео ниже

Сегодня я расскажу вам об Александре Комине, который держал в своем подвале рабынь. Маньяк заставлял их шить вещи на продажу, но главной его страстью были изощренные расправы, которые он придумывал для своих невольниц. А еще Комин мечтал о подземном царстве, в котором его рабыни рожают ему маленьких рабов.

Александр КОмин родился 15 июля 1953 года в городе Вятские Поляны Кировской области, где впоследствии и совершил все свои преступления. Окончил восемь классов. В возрасте 18 лет был осуждён на 3 года лишения свободы за хулиганство. Отбывая наказание, Комин работал на швейной фабрике при колонии. Работа портного настолько ему понравилась, что, освободившись, он окончил техникум по этой специальности. Однако в небольшом городе реализовать призвание Комина было сложно, поэтому он работал сторожем, электриком, разнорабочим.

Как впоследствии расскажет Камин, он, отбывая наказание за хулиганство, познакомился с одним заключённым, который был осуждён за то, что держал в подвале нескольких бомжей, заставляя их на себя работать. Тогда, по его словам, он впервые увидел человека, который пользовался неограниченной властью над другими, и захотел испытать то же самое

В советскую эпоху, учитывая опыт своего сокамерника, Комин рисковать не стал, однако распад СССР дал ему эту возможность.

Для начала Александру нужен был надёжный партнёр. Вскоре, работая в ночную смену, он предложил свой план напарнику Александру Михееву, и тот согласился. Поначалу Комин планировал лишь организовать в бункере парник с электроподогревом, в котором бы выращивались овощи. Впоследствии Комин и Михеев планировали продавать их в кафе; по их плану, внизу работали бы не они, а подневольные работники.

Александр имел в собственности гараж №198 в гаражном кооперативе «Идеал», хотя у него не было автомобиля. Вскоре будущего маньяка также осенила новая идея — создать собственное швейное производство. Почти 4 года компаньоны рыли под гаражом подземный бункер, где устроили несколько комнат, провели электричество и вентиляцию, и сделали лебёдку, выполнявшую роль лифта. К началу 1995 года подземная тюрьма была готова.

Вскоре начались поиски будущих рабов. Идеальным вариантом для них была одинокая молодая портниха. Некоторое время Комин с Михеевым ходили по городу, искали потенциальных подневольных работников на рынке и вокзале, но безуспешно. 13 января 1995 года возле школы №3 по улице Гагарина Комин встретил некую Веру Талпаеву, которой предложил встретить Старый Новый год в хорошей компании и привёл в гараж. Там Комин дал ей выпить водки с подмешанным в неё клофелином.

Талпаеву Комин использовал для своих половых утех, но шить она не умела. Анатолий выпытал у неё информацию о портнихе Татьяне Мельниковой, которая должна была стать следующей узницей. Её адреса Талпаева точно не сказала, а назвала лишь улицу — ПарохОдная. Отправившись на поиски, маньяк неожиданно встретил на этой улице своего солагерника Николая Малых, который по совершенно невероятному стечению обстоятельств оказался сожителем Мельниковой. Предложив им обоим отпраздновать встречу, он вновь напоил их водкой с клофелином. Однако Комин понимал, что Малых, зная законы криминального мира, никогда не стал бы на него работать и представлял опасность. Комин с Михеевым раздели его, вывели из гаража и оставили в бессознательном состоянии в 20-градусный мороз. Его тело было обнаружено через неделю. Смерть Николая Малых не вызвала у милиции подозрений — основной версией стало то, что бывший уголовник выпил лишнего, заснул на улице и замёрз насмерть.

Мельникова начала шить для Комина халаты и трусы, которые он сбывал на рынках и предприятиях. Параллельно продолжалось строительство бункера, где Талпаева была подсобным рабочим. Однако пользы от неё было немного, и поэтому Комин решил заполучить узника для земляных работ. 21 марта 1995 года у магазина на улице Урицкого Анатолий и Михеев встретили крепкого, но пьющего 37-летнего Евгения Шишова. Тот согласился на выпивку и вскоре тоже оказался в бункере, но пользы от Шишова на строительстве было немного. Комин выяснил, что Шишов — электрик 4 разряда; маньяк не мог допустить, чтобы кто-либо из его узников разобрался в электрических узлах бункера и отключил лестницу от тока. Для казни Шишова он изготовил электрический стул: обмотал ему ноги и руки оголёнными проводами, подключил к розетке и заставил Талпаеву и Мельникову нажать на два выключателя одновременно. Тело Шишова подняли на лебёдке наверх, отвезли в лес и бросили там.

Мельникова не могла удовлетворить запросы надзирателей, и он выпустил Талпаеву, чтобы та помогла ему найти новую узницу.

16 июля 1995 года Талпаева привела в гараж Комина Татьяну Козикову, над которой через 5 дней должен был состояться суд за мелкое хищение. Мельникова обучила Козикову.

Невольницы работали по 16 часов в сутки, норма — 32 халата в день. Вскоре девушки решились на побег. Осуществление плана затруднялось тем, что гараж был открыт, и лестница была отключена от тока только тогда, когда Комин находился внутри. Улучив момент, женщины заперли его в одной из комнат, однако убежать они не успели — Комин вырвался и подавил бунт. Он предложил на выбор — либо он разрезает женщинам рты до ушей, либо делает им на лбах татуировки «РАБ»; те выбрали второе, что Комин и сделал. Теперь, когда маньяк заходил в гараж, он давал сигнал лампочкой, и узницы должны были надеть на себя ошейники, а ключи от них кинуть на пол.

Тем временем Талпаева должна была искать новых узников, однако она неожиданно для Анатолия пропала. Решив, что она уехала из города, он сам продолжил поиски. Во время посещения вокзала он обратил внимание на молодую женщину — 27-летнюю Татьяну Назимову, бомжа. Однако Назимова была тяжело больна психически и физически, поэтому подвергалась только регулярным надругательствам. Однако через год, когда она надоела компаньонам, Комин лишил ее жизни напоив тормозной жидкостью, предварительно оставив её без еды на несколько дней. Тело Назимовой Анатолий на санках повёз в сторону городского морга, желая оставить его у входа, однако через 200 метров от гаража, испугавшись случайного прохожего, бросил тело и убежал.

Всё это время Комин вёл и вполне обычную жизнь. Он проживал в квартире дома №53 по улице Школьная вместе со своей сожительницей, но при этом ежедневно ходил в свой гараж. Ни сожительнице Комина, ни его соседям не показалось странным, что он постоянно ходит в гараж, в котором давно уже не было никакого автомобиля. Также Комин состоял на учёте безработных на бирже труда и регулярно получал пособие по безработице.

Александр занимался и общественной деятельностью. В это время он уже был в зените предпринимательского успеха. Кроме обычной продукции швейной фабрики, теперь невольницы стали шить ризы для местных священников и даже ткали иконы. Также Комин заставил их выткать огромный герб России, который пытался продать в администрацию Вятских Полян и даже руководству местной милиции, но, на его несчастье, в казне не оказалось денег.

В январе 1997 года Комин неожиданно встретил в городе пропавшую Веру Талпаеву. Он предложил ей уже новые условия сотрудничества: теперь она должна была искать рынки сбыта продукции швейной фабрики за соответствующее вознаграждение, а также не забывать приводить новых узниц. Через несколько дней Талпаева привела в гараж 22-летнюю Ирину Ганюшкину, которую впоследствии Комин пытался искусственно оплодотворить (при помощи шприца) с тем, чтобы в буквальном смысле начать выращивать для себя новых рабов. Вскоре Комин при помощи всё той же тормозной жидкости лишил жизни Талпаеву, только, в отличие от Назимовой, она промучилась несколько часов.

Арест Александра Комина произошёл вследствие его идеи зарегистрировать брак с Ириной. Козикова и Мельникова, поняв, что это их шанс на побег, уговорили Ганюшкину согласиться. Комин угрожал расправиться с 2-летней дочерью Ганюшкиной в случае, если она попытается сбежать. Ганюшкина согласилась и, когда Комин на несколько минут оставил её в квартире без присмотра, побежала в милицию. Произошло это 21 июля 1997 года. Поначалу сотрудники не поверили заявительнице, но когда она назвала имена находящихся в бункере, сразу же потребовали указать его местоположение. Александр Комин был арестован около своего гаража. Чтобы скрыться, он попытался направить оперативников вниз по лестнице, которая была под напряжением и также к ней проводами были прикручены два газовых баллона, чтобы вызвать взрыв и последующее уничтожение всех улик, однако Ганюшкина заблаговременно сообщила об этом. Обнаруженных в бункере Козикову и Мельникову госпитализировали.

Анатолий и арестованный следом за ним Михеев вскоре стали давать показания и признались в совершении четырёх убийств, незаконном лишении свободы ещё трёх человек, использовании рабского труда, незаконном предпринимательстве, надругательстве и принуждении.

В 1999 году Кировский областной суд приговорил Александра Комина к пожизненному лишению свободы. 16 июня того же года, через 4 дня после вынесения приговора, Дожидаться отправки на зону 44-летний маньяк не стал и вскоре после суда свел счеты с жизнью в изоляторе вскрыв себе паховую артерию.

Получилось так, что свое последнее пристанище Комин нашел рядом с могилой отца своей жертвы — Татьяны Козиковой. Впрочем, сам маньяк представлял место своего последнего приюта несколько иначе: «Подземный город, говорил, сделаю… Что будет огромное количество людей… Я сделаю себе гроб со стеклянными окошечками, и будут они, мои дети приходить и смотреть на меня. Выкачаю воздух из гроба, и я буду всегда целый. Рядом посажу, как символ, говорит, яблоню», — вспоминал о безумных мечтах Комина его подельник Михеев.

Ирина Ганюшкина сменила фамилию и навсегда уехала из Вятских Полян. А получившие свободу Татьяна Мельникова и Татьяна Козикова так и не смогли адаптироваться к нормальной жизни. Первое время женщины пытались искать работу, но бывших рабынь никто не хотел брать в штат. Порой им не оставалось ничего другого, как питаться отходами, которые они находили на помойках. На воле обе прожили немногим больше семи лет, после чего скончались от сердечных приступов.

Сообщник Александр Михеев был приговорён к 20 годам лишения свободы, освободился в 2017 году (2 года нахождения под следствием были зачтены в срок).

1 view
Add
More