Кирилл Харитонов
Кирилл Харитонов
Read 3 minutes

"More Than a Woman"

Image for post
The Bee Gees, 1977. Photo by Michael Putland

из далекого 1977-го от Bee Gees...

Here in your arms I found my paradise
my only chance for happiness
and if I lose you now I think I would die...
Здесь, в твоих объятиях я нашел Рай,
Мой единственный шанс на счастье, и если я бы
Потерял тебя теперь, то, думаю, что умер бы...

И одноименное стихотворение от, без сомнения, самого популярного из ныне живущих американских поэтов...

MORE THAN A WOMAN
by Billy Collins Билли Коллинз

Ever since I woke up today,
a song has been playing uncontrollably
in my head—a tape looping

over the spools of the brain,
a rosary in the hands of a frenetic nun,
mad fan belt of a tune.

It must have escaped from the radio
last night on the drive home
and tunneled while I slept

from my ears to the center of my cortex.
It is a song so cloying and vapid
I won't even bother mentioning the title,

but on it plays as if I were on a turntable
covered with dancing children
and their spooky pantomimes,

as if everything I had ever learned
was slowly being replaced
by its slinky chords and the puffballs of its lyrics.

It played while I watered the plant
and continued when I brought in the mail
and fanned out the letters on a table.

It repeated itself when I took a walk
and watched from a bridge
brown leaves floating in the channels of a current.

In the late afternoon it seemed to fade,
but I heard it again at the restaurant
when I peered in at the lobsters

lying on the bottom of an illuminated
tank which was filled to the brim
with their copious tears.

And now at this dark window
in the middle of the night
I am beginning to think

I could be listening to music of the spheres,
the sound no one ever hears
because it has been playing forever,

Only the spheres are colored pool balls,
and the music is oozing from a jukebox
whose lights I can just make out through the clouds.

Poetry Magazine (2002). Nine Horses (2003)


БОЛЬШЕ, ЧЕМ ЖЕНЩИНА

С тех пор, как я проснулся утром,
в моей голове неотвязно звучала
песенка — бесконечная лента,

крутясь на бобинах мозга,
чётки в пальцах истой монашки,
слетевший с катушек при́вод мелодии.

Она, должно быть, сбежала из радио
по дороге домой прошлой ночью,
и, во сне, проникла в туннель,

ведущий от уха к центру подкорки.
Эта песня банальна и так надоела,
что я даже не буду её называть,

но она всё звучит, будто я на вертушке
окруженный танцующими детьми,
в их призрачных пантомимах,

как будто всё, что я знал когда-либо
медленно замещалось
облегающим звуком и сахарной ватой слов.

Она исполнялась, пока я поливал цветок,
она продолжалась, когда я ходил за почтой,
а после бросил веер писем на стол.

Она повторялась, когда я вышел пройтись,
и наблюдал с моста
плывущие в струях теченья рыжие листья.

После полудня она притихла, но вновь
я услышал её в ресторане,
разглядывая омаров,

лежащих на дне освещенного куба,
заполненного до краёв
обильными их слезами.

И вот, перед тёмным окном,
на изломе ночи,
я начинаю думать,

что это могла быть музыка сфер,
тот звук, который не слышит никто,
поскольку звучит он целую вечность,

Просто сферы — цветные шары на бильярде,
а мелодия льётся из музыкального ящика,
чьи огоньки я почти не могу различить в облаках.

Перевод с английского: Валентин Емелин

1 view
Add
More