Кирилл Харитонов
Кирилл Харитонов
Read 2 minutes

I have seen them myself, heard the sound oftheir hooves... ― Я сам их видел и слышал — стучат копыта...

MINOTAUR IN THE METRO
by George Szirtes Джордж Сиртеш

I have seen them myself, heard the sound oftheir hooves
moving down the platform like cattle, driven
down tunnels, weeping, snuffling, bellowing,
their hairy wrists awkwardly stuffed into sleeves,
their lost eyes tiny and furious, rimmed with fur,
framed by spectacles. They clutch briefcases
tightly to their chests, as if they were children
hugging some battered toy for security
and are swept by harsh winds down corridors.
Slim women in pale dresses, faintly Chekhovian
introspective types, demand their attention.
They take a hairy book from the depths
of their cases and cover themselves for fear
their expressions might betray them. The whole train
is thick with the smell of them, the sound of their breathing.

Sometimes I hear their otherness breathing
gently down my windpipe, travelling on the ghost train
of whatever passes through the blood like a fear
without an object, seeking the unknown depths
of itself, and then my body is all attention,
a terrible bull in an orderly Chekhovian
orchard, watching for movement in the corridors
of the house at the end of the garden, wired for security,
with its freight of grown-up familiar children.
I personally have owned and known briefcases
that demanded obedience, have felt the lice on my fur
gather and revolt, have carefully studied my sleeves
with their attached appendages, heard myself bellowing
silently in fields only dreamt of, where cattle are driven
to slaughter in underground mazes on delicate hooves.

Reel (2004)

Image for post
Illustration by Ivan Bordukov Иван Бордуков

МИНОТАВР В МЕТРО

Я сам их видел и слышал ― стучат копыта
По платформе, как стадо быков у входа,
Удары туннельной. Их стон, мычанье,
Волос дикий косматится из-под одежды,
Взгляд растерян, глаз мелок, очерчен шерстью,
Окаймлён очками. В руках ― портфели,
Они прижимают их, словно дети
Игрушку ― чтобы никто не отнял.
Переход на них дышит тяжелым духом.
Дамы, словно в старой чеховской пьесе,
Завладеть пытаются их вниманием.
А они, из своей портфельной бездны
Книги старые вынув, за них от страха
Прячутся, чтоб не выдать себя, а поезд
Весь пропитан их запахом, их дыханьем.

Я порой ощущаю хрип чужеродный
В моём горле, где катит призрачный поезд,
Через кровь он мчится подобьем страха,
Но не к цели, он мчится к туманной бездне,
И всё тело обращено во внимание.
Страшный бык по саду из чеховской пьесы
Бродит, заглядывая в переходы.
Дома под сигнализацией ― так безопасней,
В доме ― подросшие знакомые дети.
Я когда-то тоже ходил с портфелем,
Чтоб казаться как все. Но в зарослях шерсти
Шевелились блохи. Свои запястья
Я разглядывал ― и снова слышал мычанье
Там, в полях моих снов, у самого входа
В лабиринт, где смолкнут навек копыта.

Перевод с английского: Михаил Липкин

2 views
Add
More