Кирилл Харитонов
Кирилл Харитонов
Read 3 minutes

Christopher Marlowe vs Sir Walter Ralegh

THE PASSIONATE SHEPHERD TO HIS LOVE
by Christopher Marlowe Кристофер Марло

Come live with me and be my Love,
And we will all the pleasures prove
That hills and valleys, dale and field,
And all the craggy mountains yield.

There will we sit upon the rocks
And see the shepherds feed their flocks,
By shallow rivers, to whose falls
Melodious birds sing madrigals.

There will I make thee beds of roses
And a thousand fragrant posies,
A cap of flowers, and a kirtle
Embroider'd all with leaves of myrtle.

A gown made of the finest wool,
Which from our pretty lambs we pull.
Fair lined slippers for the cold.
With buckles of the purest gold.

A belt of straw and ivy buds
With coral clasps and amber studs:
And if these pleasures may thee move,
Come live with me and be my Love.

Thy silver dishes for thy meat
As precious as the gods do eat,
Shall on an ivory table be
Prepared each day for thee and me.

The shepherd swains shall dance and sing
For thy delight each May-morning:
If these delights thy mind may move,
Then live with me and be my Love.

1599


ВЛЮБЛЁННЫЙ ПАСТУШОК — СВОЕЙ ВОЗЛЮБЛЕННОЙ

Приди ко мне и стань моей!
Так насладимся мы полней
Красой долин, полей, лугов,
Крутыми склонами холмов.

На камни сядем у реки,
Где кормят стадо пастушки.
И птиц весёлый хоровод
Нам мадригалы пропоёт.

Постель из роз сплести готов,
Букет из тысячи цветов,
Накидку из лесной травы,
И плащ из миртовой листвы.

Тебе для платья настригу
Я шерсть с ягняток на лугу.
И башмачок изящный твой
Украшу пряжкой золотой.

Я поясок тебе связал
Из плюща, пряжка в нём — коралл.
Коль жаждешь неги, поскорей
Приди ко мне и стань моей!

Плясать и петь тебе одной
Все пастушки начнут весной.
Услады хочешь? Так смелей
Приди ко мне и стань моей!

Image for post
Tiziano Vecellio Тициан Вечеллио, known as Titian Тициан, Nymph and Shepherd (Ninfa e pastore) / Нимфа и пастух (c. 1570), oil on canvas, 149.6 × 187.0 cm. Kunsthistorisches Museum, Vienna, Austria

THE NYMPH’S REPLY TO THE SHEPHERD
by Sir Walter Raleigh Уолтер Рэли

If all the world and love were young,
And truth in every shepherd's tongue,
These pretty pleasures might me move
To live with thee and be thy love.

Time drives the flocks from field to fold
When rivers rage and rocks grow cold,
And Philomel becometh dumb;
The rest complains of cares to come.

The flowers do fade, and wanton fields
To wayward winter reckoning yields;
A honey tongue, a heart of gall,
Is fancy's spring but sorrow's fall.

Thy gowns, thy shoes, thy beds of roses,
Thy cap, thy kirtle, and thy posies
Soon break, soon wither, soon forgotten, —
In folly ripe, in reason rotten.

Thy belt of straw and ivy buds,
Thy coral clasps and amber studs,
All these in me no means can move
To come to thee and be thy love.

But could youth last and love still breed,
Had joys no date nor age no need,
Then these delights my mind might move
To live with thee and be thy love.

1600


ОТВЕТ НИМФЫ — ПАСТУШКУ

Коль был бы свеж любви цветок,
И честен каждый пастушок,
Смогла бы я в той неге дней
Прийти к тебе и стать твоей.

Но вот стада ушли с лугов
Во время сильных холодов,
И Филомелы стихла трель;
Зовёт всех тёплая постель.

Цветы исчезли, славный край
К зиме считает урожай;
Хоть у весны медовый глас,
Но осень жёлчью полнит нас.

Накидка и кровать из роз,
Букеты, что ты мне принёс,
Увянут, превратятся в пыль:
В мечтаньях — цвет, а в жизни — гниль.

Тот поясок, что ты связал
Из плюща (пряжка в нём — коралл),
Отнюдь не повод, чтоб скорей
Придти к тебе и стать твоей.

Но если б юность и любовь
Дарили радость вновь и вновь,
Смогла бы я в плену страстей
Придти к тебе и стать твоей.

Переводы с английского: Александр Лукьянов

1 view
Add
More