Кирилл Харитонов
Кирилл Харитонов
Read 2 minutes

Холодна вода проточная... ― Running water is cold...

Холодна вода проточная, на восток течет река,
появилась буква строчная на листе черновика.
Улеглась пыльца цветочная, износилась жизнь непрочная,
рифма просится неточная — не берет ее рука.

Что за слово произносится, оставляя соль во рту?
Скоро смерть твоя износится, канет камнем в пустоту.
Там источник света ложного — падший ангел Люцифер —
в центре мира невозможного разрушает пенье сфер.

Все исчезнет в пестром пламени, восходящем до небес,
войско ангелов на знамени нарисует букву «С».
Снова яблоко надкушено, плоть закрыта на замок,
но не может быть разрушено то, что в мире создал Бог.

Видишь — в язвах незалеченных яблонь темная листва?
На деревьях искалеченных спят лесные существа —
спит фита и дремлет ижица, ять ползет из-под руки,
по стволу большому движутся в жестких панцирях жуки.

Не хочу считать потери я, слушать плоти грозный рык:
дух нас предал, а материя превращается в язык,
прежней жизни средоточие там скрывается и тут,
и слова чернорабочие из земли сырой растут.

Юность №6, 1993. Короткие письма (1999)

Светлана Кекова Svetlana Kekova

Image for post
gif by Mat Voyce

Running water is cold, the river from Eden flows east,
a lowercase letter appeared on a page of rough copy,
the flowers’ pollen settled, fragile life seems exhausted,
slant rhyme craves to be used, but the hand refuses.

What kind of word, uttered, leaves salt in the mouth?
Soon your death is exhausted, sinks like a stone.
There is the source of false light: in the impossible world’s center
the fallen angel Lucifer distorts the music of the spheres.

Everything disappears in a motley flame, rising to heaven.
A host of angels inscribes the letter “S” on a banner.
Again the apple is bitten, flesh forbidden,
but that which God created cannot be destroyed.

Do you see in unhealed sores the dark foliage of apple trees,
exhausted woodland creatures in crippled forest giants?
“Theta” sleeps and “izhitsa” dozes, “yat” slithers from under your hand,
beetles move in brittle armor across the tree-trunks’ bark.

I don’t want to count my losses or hear the terrible roar of flesh.
The spirit betrayed us, but matter transforms to language.
The focus of a former life hides wherever it can,
and stuttering words sprout from the fertile earth.

Translated from the Russian by Ruth Fainlight

2 views
Add
More