Кирилл Харитонов
Кирилл Харитонов
Read 1 minute

Семён Петрович Гудзенко ― Semyon Gudzenko

Image for post
Семён Гудзенко, послевоенный снимок. Фото: РГАЛИ

ПЕРЕД АТАКОЙ

Когда на смерть идут — поют,
а перед этим можно плакать.
Ведь самый страшный час в бою —
час ожидания атаки.

Снег минами изрыт вокруг
и почернел от пыли минной.
Разрыв — и умирает друг.
И значит, смерть проходит мимо.

Сейчас настанет мой черёд,
За мной одним идёт охота.
Будь проклят сорок первый год —
ты, вмёрзшая в снега пехота.
[Ракету просит небосвод
и вмерзшая в снега пехота.]

Мне кажется, что я магнит,
что я притягиваю мины.
Разрыв — и лейтенант хрипит.
И смерть опять проходит мимо.

Но мы уже не в силах ждать.
И нас ведёт через траншеи
окоченевшая вражда,
штыком дырявящая шеи.

Бой был короткий.
А потом глушили водку ледяную,
и выковыривал ножом
из-под ногтей я кровь чужую.

1942

Mr.Бэниш...

группа MR.БЭНИШ - Перед атакой (на стихи Семёна Гудзенко)
группа MR.БЭНИШ - Перед атакой (на стихи Семёна Гудзенко)03:06

You sing when you are off to die.
You may give vent to tears before that,
Because the most appalling time
Is that of waiting for a combat.

Snow, pitted by exploding mines,
Soot smudges all about the snowpack,
A blast, a mate stoops down and dies.
This means that death has passed me over.

Now it’s about to be my turn,
And they are after me alone now.
May nineteen forty one be cursed,
With infantry dumped on and frozen.

It feels like I’m a magnet piece,
Like I’m attracting every mine ‘ere.
A blast and a lieutenant’s wheeze,
And death again is passing by me.

But it’s too much for us to wait,
And we are led right over trenches
By holing necks with bayonets
And chilly penetrating hatred.

The fight was brief. And after that
We guzzled down icy vodka,
And I was plucking with a blade,
From under nails, the foes' blood clots out.

Translated from the Russian by Viacheslav Chetin Вячеслав Четин

4 views
Add
More