Кирилл Харитонов
Кирилл Харитонов
Read 2 minutes

Прежнее имя как платье лежит на плите...

THE LESSON
by Robert Lowell Роберт Лоуэлл

No longer to lie reading Tess of the d'Urbervilles,
while the high, mysterious squirrels
rain small green branches on our sleep!

All that landscape, one likes to think it died
or slept with us, that we ourselves died
or slept then in the age and second of our habitation.

The green leaf cushions the same dry footprint,
or the child's boat luffs in the same dry chop,
and we are where we were. We were!

Perhaps the trees stopped growing in summer amnesia;
their day that gave them veins is rooted down —
and the nights? They are for sleeping now as then.

Ah the light lights the window of my young night,
and you never turn off the light,
while the books lie in the library, and go on reading.

The barberry berry sticks on the small hedge,
cold slits the same crease in the finger,
the same thorn hurts. The leaf repeats the lesson.

For the Union Dead (1964)


УРОКИ

Не уткнуться в «Тэсс из рода д'Эрбервилей»,
чтоб на нас иголки белки обронили,
осыпая сосны, засыпая сон!..

Нас с тобой зазубрят заросли громадные,
как во сне придумали обучать грамматике.
Темные уроки. Лесовые сны.

Из коры кораблик колыхнется около.
Ты куда, кораблик? Речка пересохла.
Было, милый,— сплыло. Были, были — мы!

Как укор, нас помнят хвойные урочища.
Но кому повторят тайные уроки?
В сон уходим, в память. Ночь, повсюду ночь.

Память! Полуночница сквозь окно горящее!
Плечи молодые лампу загораживают.
Тьма библиотеки. Не перечитать...

Чье у загородки лето повторится?
В палец уколовши, иглы барбариса
свой урок повторят. Но кому, кому?

Перевод с английского: Андрей Вознесенский

Image for post
Gravestone of Robert Lowell in Stark Cemetery in Dunbarton, New Hampshire. Photo by kblumenau

ЧАСТНОЕ КЛАДБИЩЕ

Памяти Р. Лоуэлла

Ты проходил переделкинскою калиткой,
голову набок, щекою прижавшись к плечу, —
как прижимал недоступную зрению скрипку.
Скрипка пропала. Слушать хочу!

В домик Петра ты вступал близоруко.
Там на двух метрах зарубка, как от топора.
Встал ты примериться под зарубку —
встал в пустоту, что осталась от роста Петра.

Ах, как звенит пустота вместо бывшего тела!
Новая тень под зарубкой стоит.
Клены на кладбище облетели.
И недоступная скрипка кричит.

В чаще затеряно частное кладбище.
Мать и отец твои. Где же здесь ты?..
Будто из книги вынули вкладыши,
и невозможно страничку найти.

Как тебе, Роберт, в новой пустыне?
Частное кладбище носим в себе.
Пестик тоски в мировой пустоте,
мчащийся мимо, как тебе имя?
Прежнее имя как платье лежит на плите.

Вот ты и вырвался из лабиринта.
Что тебе, тень, под зарубкой в избе?
Я принесу пастернаковскую рябину,
Но и она не поможет тебе.

1977. Соблазн (1978)

Андрей Вознесенский

3 views
Add
More