Андрей Белоглазов
Андрей Белоглазов
Read 2 minutes

Солдатская правда о войне

Image for post

Мои прадеды воевали. Большая часть нашей огромной когда-то семьи погибла на фронте, в оккупации. Немногие спаслись, эвакуировались. Никого из этих людей я уже не застала в живых. Обо всех поведали бабушки, дедушки, родители. Их истории пересказываю и свои

Неоднократно задумывалась о том, что некоторые повествования очень скупые. Так хотелось бы расспросить предков, узнать детали. Увы, невозможно. Наверное, из-за отсутствия каких-то фактов одни события излагались чаще, чем другие. Что-то, конечно, и забывалось.

Однажды под впечатлением какой-то сценки в кино вспомнила, как дебютировал мамин дед перед детской аудиторией.

Тогда еще ветеранов было много. Не все были немощными стариками, могли участвовать в различных акциях. И были нарасхват. Особенно перед Днем Победы.

Неудачный дебют

Вот так и получилось, что пригласили Семена Потаповича, обычного солдата выступить. Был он человеком немногословным. Говорить на военную тематику избегал. Но как отказать любимой внучке? Пришлось ему надеть пиджак с медалями. И отправиться, по-моему, к пятиклассникам.

Сперва все шло традиционно. Детки прочитали стихи. Учительница представила героя, который начал рассказывать о трудностях армейских будней, как наводил понтоны, получал ранения и пр.

Детвора скучала, шушукалась. Дедуля заметил. И задал школьникам вопрос.

«Как бы вы поступили, если бы увидели, что вашу родню сожгли живьем?», – спросил он. Школьники замерли. Преподавательница напряглась, попыталась прервать рассказчика, но он продолжил.

Наказание кровью

Как-то солдат-строителей подвозили танкисты к месту назначения. Проезжая село, родину одного из членов экипажа, военные, видевшие уже всякое, пришли в ужас. Все дома пылали. Причем, как оказалось, вместе с хозяевами.

Удалось спасти нескольких местных. Едва они подтвердили, что фашисты недавно ушли, зарычали моторы танков. Солдатики вскочили на броню.

Image for post

Нагнали немчуру быстро. Немного было тех, кто сжег деревню. Они поднимали вверх руки, кричали. Под ревом машин ничего не было слышно. Врагов просто перемололи, смешали с землей мощные гусеницы.

Когда рассказ был закончен, в помещении, как вспоминала впоследствии бабуля, стояла непередаваемая словами тишина. Для нее дедова исповедь тоже была неожиданной. Никогда раньше она этого не слышала. Может быть, далеко не все поняли маленькие слушатели. Но заплакали. Она же, например, запомнила, как мурашками покрылось тело. Было невообразимо страшно.

Испуганная наставница вручила положенный гостю букет цветов, быстренько выпроводила из школы. Больше Семенычу, как называли его родные, не довелось выступать на подобных мероприятиях.

4 views
Add
More