Zen Dzen
Читать 10 минут

25 лет пустоты

- Зельнова взяли! - дальше только гудки.
Он положил трубку и быстро встал.Двинулся было с места,но внезапно остановился.Неумолимо наступал страх.Он знал что так будет, знал что ощущаться это будет именно так и никак иначе.Несколько секунд он пытался собраться и начать думать.В такой ситуации пытаться думать было совершенно невозможно.И он отдался рефлексам.Тем высокоразвитым и быстрым реакциям, которые уже ни раз спасали его.
Он посмотрел на часы.Ближайшая электричка к большому городу была через час.
-У меня есть время — промелькнуло в голове.И он быстро начал собираться.
Спустя полчаса,он уже шел по бледным ,извилистым улицам старинного города,на которых встречал странных типов в плащах и мокрых шляпах.Шахматные фигуры заполняли доску.
Дойдя до вокзала,он купил билет и присел на ближайшую лавочку, ожидая подачи состава.Мысли разом обрушились на него.До сели их удерживал незримый барьер, который он старательно выстраивал заранее.Выстраивал годами,придумывая все более сложную и извилистую систему,которая должна выявлять,блокировать,изолировать,подавлять и уж в крайнем случае рвать на части,все те мысли которые мешали действовать.Вдруг он вспомнил:«Счастлив тот, чей путь недолог, пальцы злы, смычок остер...».Разве ты не был готов?Уже неделю ты ждешь,а телефон все звонил.И каждый раз новое имя.Барьер продолжал рушиться.

Ждать это по твоему безопасно.Ты снова в утробе матери,где тепло,не страшно,не больно,одиноко...Зато ты цел,и все у тебя правильно.И поступаешь ты правильно.Все так поступают.Все кого ты знал,с кем работал,дружил,спал...Нет,не все.
-Он съежился, вспоминать это было не приятно.Внутри вдруг все стало каким-то ржавым,влажным и мучительно искорёженным.Перед глазами появилось лицо.Больное,впалое,окровавленное лицо.Костя Минц,старый друг.Добрый товарищ на все времена.
А ведь вы дружили с 5 лет.Ты не переставал удивляться как с этого дряблого,вечно грязного и циничного мальчишки,вырос рослый, сильный,добродушный мужик.Который часто был битый и бил сам.Жестоко,разумно,быстро крушил всех личный и общественных противников.Внезапно оказалось что он умен.В интеллектуальных боях,он так же силен как и в кулачных.Большой специалист западной философии, почитатель Гегеля и Канта.Взращённая субстанция комбинационной игры японской классики и поэтов проклятого поколения…
И что с ним стало?Что они с ним сделали?Нет...Что ты с ним сделал?Что я с ним сделал…
Грохот приближающегося состава вывел его из мысленного оцепенения.К вагонам начали подтягиваться будущие пассажиры.Возле своего вагона,он встал в конце очереди и безучастно смотрел как пара неприметных типов пыталась затащить в тамбур баул из клетчатых сумок,набитых чем-то мягким.
Сев на указанное в билете место,он машинально начал искать аварийный выход.Быстро найдя его,он вдруг опомнился.

-Нервы — подумал он.Не думал что я так быстро начну рушиться.Это были все те же рефлексы.Они не отключились,он был еще полностью в их власти.Но сейчас они действовали против него.Поезд тронулся.До конечного пункта было полтора часа езды,это время он мог потратить на составление дальнейшего плана действий.Нужно было выстроить четкий план,с усмотрением всех возможных вариантов.Самых худших,жутких и ужасных поворотов ситуации.Но он не знал,на сколько все плохо.И плохо ли это вообще для него.Ведь ничего существенного не произошло.Очередная сдача позиций «Комитетом».Нет,ведь это не позиция это человек. Зельнов..Не большая фигура,на самом деле.Он не фигура — поправка. Зельнов это нитка,которая тянется к вершине,к более ценным и весомым кадрам.И первую очередь к нему…
-Ты никогда не умел себя противопоставить кому нибудь или чему нибудь.
Ты боялся людей и идей,женщин,детей,обзянностей и надежды.Ты верил тому,кто сильнее бил и любил того,кто больше льстил.Брошенный в поле идеологических войн,ты примыкал к миграционным стадам лицемерных,пьяных псевдоинтеллигентов ,движимых страхом,насилием и безысходностью.И так продолжалось долгие годы,пока они тебя не выловили.И не подняли над этой перепачканной в собственных отходах и уже почти мертвой толпой.Немного погодя,началась мясорубка,которая длилась несколько лет.Тебе не было страшно,тебе не было даже противно.Только одно тебя волновало «Зачем?Ведь в этом нет никакого смысла?Они не были опасны.У них не было правды за спиной.Только покорность и обреченность».Ты так и оставался в недоумении,пока Соломандин не рассказал тебе «Каждая отдельная человеческая жизнь - это источник надежды.Надежда не вносит изменений,она предполагает .А вот человеческая смерть — это топливо для перемен.Мы на пороге больших перемен и огромных смертей в одночасье.Чтобы идти дальше,нам нужно переступить через трупы своих отцов.Ибо это плата за наступление лучших времен.Только кровь решает судьбу будущего.И нам не должно быть жалко,нам некого жалеть.Старый мир зашел в тупик и его пришлось разрушить.А на его месте,создать пространство возможностей,на котором взрастет новый мир.Я не могу сказать что мы правы в своих суждения.Мы так же обречены,как и те кто умирает во благо перерождения мироустройства.Только в отличие от них,мы обречены на отсутствие выбора.Мы инструмент истории и не более того.»

Вагон встряхнуло,очередная остановка на пути к большому городу.Он открыл глаза и увидел перед собой молодую женщину.Это была блондинка приятной внешности,лет 30 отроду.Она смотрела на него смущенными глазами и он почувствовал себя неловко.Отвел взгляд и начал смотреть в окно.А за окном уже проносились одинокие дома небольшого поселка и он пытался распознать,какую станцию они проехали.Это было не существенно,сейчас все было не существенно,но нужно было занять свое сознание.Которое уже болезненно извивалось под безжалостным напором страха.Он в очередной раз заметил,что от страха его начинает тошнить.Его тошнило не только от страха,а еще от выпивки,пресных разговоров и утренних газет.Но от страха тошнота была особенная.Потому что тошнило его от себя.Он был противен себе,когда чего нибудь боялся.За многие годы жизни со страхом,он так и не научился переваривать себя в таком состоянии.Со временем выработался иммунитет к лицемерию.Лицемер он был отличный.К вранью тоже был иммунитет.Врал он много и делал это искусно и красиво.Он даже научился уживаться с разочарование.В этом ему помогали лицемерие и вранье.Но вот со страхом — это не работало.

Наверно потому,что страх исходит откуда-то извне.Было же место,где всегда был свет,где было место Бога,сотворенное не человеком.Такое место было и у страха.
Ведь Бог-это любовь.Она тоже проистекает извне.А страх?

В голове зазвучало:

Их седой командир, весь в коросте и рвани,
пишет письма домой на глухом барабане,
позабыв все слова, он марает листы.
Истрепались знамена, карманы пусты,
ординарец безумен,денщик безобразен...
Как пейзаж поражения однообразен!

-Ты медлителен.Ты безобразно медленный.Твое действие-это ожидание.От тебя ждали возражений,а ты ждал пока другие возразят.От тебя требовали решительных действий,а ты высокомерно сосал сигарету.Тебя умоляли не стрелять,а ты ждал пока другие промахнуться.За это Он тебя и любит.За что тебя еще любить?Даже сейчас ты ждешь,что как нибудь все образумиться и тебя не заметят.Ведь правда,подумают что ты как обычно где-то,чего-то ждешь.Работа такая у тебя.Профессия.Вот только в этот раз,ты ждал пока уберут их.

Вагон снова встряхнуло и он открыл глаза.Девушки уже не было,теперь напротив сидел щуплый старик и жевал табак.Ему вдруг дико захотелось курить.Судорожно начал шарить по карманам в поисках сигарет,но вспомнил,что уже неделю как бросил.-Как я выгляжу сейчас-подумал он.-Наверно очень жалко и испуганно.Обязательно испуганно.С этим нужно что-то делать.Ведь ничего еще не началось.Может не начнётся даже.А ты уже дерьмо.Да не просто дерьмо,а дерьмо запуганное.А тебя еще и не пугали.Ты испугался того,что может быть.Потому что знаешь,что может быть и как это будет.Более того,ты знаешь чем это все кончиться.Но ведь не смерти ты боишься.Смерть- это несущественно.Смерть ладно.Все равно все осточертело.А вот то,что будет до смерти — тебя пугает.Унижение,боль,снова унижения и снова боль.И голод.Куска же говенного не бросят.Да я и сам не попрошу,не до жрачки мне тогда будет…

От желания курить тошнило в мозгах,нужно себя отвлекать.Он посмотрел в окно и пейзаж показался ему знакомым.Состав подъезжал к большому городу.Старик дожевал свой табак и теперь мерно пил из алюминиевой фляги.По мере приближения к конечной остановке,он начал успокаиваться.Как будто высокие здания большого города,могли защитить его или по крайней мере спрятать,от чего-то размазанного по пространству ,страшного,тупого и неумолимо надвигавшегося на него.

Состав со скрежетом остановился.Несколько пассажиров уже толклись в тамбуре,остальные напряженно ожидали в салоне,выстроившись в разбросанную очередь.Он продолжал сидеть и ждать,пока толпа начнет рассасываться.
Выйдя на платформу,ощущая все краски,запахи,смрады и отходы большого города,он двинулся в сторону подземки.Задумчиво идя меж торговых рядов,привокзального рынка,он услышал как где-то неразборчиво орут на знакомый мотивчик.Идя на отчаянный вопль,иногда переходивший в сиплое пение,минуя пару торговых палаток с жирными продавщицами в засаленных фартуках,он вдруг увидел огромного,бородатого мужика.Он был весь в черном,он был пьян и он был раздражен.В его руках гитара дрожала,как пулемет,он бил по струнам методично и жестко.Инструмент изрыгал из себя мелодию.Стали различимы слова

Hе догонишь — не поймаешь, не догнал — не воpовали,
Без тpyда не выбьешь зyбы, не пpодашь, не наебёшь…
На последнем слоге он запнулся,закашлялся,сплюнул и продолжил еще более злым
Дом гоpит — козел не видит,
Дом гоpит — козел не знает,
Что козлом на свет pодился
За козла и отвечать.
Гоpи-гоpи ясно, чтобы не погасло,
Гоpи-гоpи ясно, чтобы не погасло!
Рядом с ним не было ни шляпы ни банки для сбора милостивы.Да и не был этот мужик ,похож на бродячего музыканта.Он подошел к музыканту и сунул ему пару купюр.
Бородатый посмотрел на купюры,потом на него и прохрипел — Ты че мне бумажки тычешь?Хвастаешься?
-Это тебе.За правильные слова.
-Дурному — дурное.Иди ты в задницу,мешок с дерьмом...-мужик смотрел с презрением.
-Жаба пьяная! - выругался и на ходу засовывая деньги в карман, двинулся к Метро.Пробираясь через толпу,собравшихся за чем-то съестным,он слышал как мужик снова орет что-то о молодых и больных,о глазах отцов и что-то об выстрелах.Уже на выходе из рынка,он отчетливо услышал голос бородатого:
Гоpевать — не гоpеть, гоpевать — не взpывать,
Убивать, хоpонить, гоpевать, забывать.

Спустился под землю.Тускло горел свет.Происходила привычная суета:или спешим или медлим.Занял место на платформе,огляделся.Толпа серых,обыденных,злых людей обступила его.Он чувствовал,как ее качает от нетерпения.Толпа хотела ехать.
Из темного туннеля вырвался поезд.Теплый воздух ударил в лицо.Состав остановился и двери открылись.В вагоне он зажался в угол и закрыл глаза.Не переставало тошнить.Страх уже не был таким острым.Теперь он обволакивал его,тонкой пеленой первобытного ужаса.От этого он не мог по-настоящему думать.Ничего не стоящего,ему в голову не приходило.А то что приходило,было однотипным и зачастую уговаривало куда-то бежать,кого-то просить,умолять,кланяться.Да он бы и кланялся,да было поздно.

-В Человеке важно то,что заставляет его Быть.
Ты предатель.Жалкий,вонючий подлец.Ты предал не через смену идеологического направления,его у тебе попросту не было,не через личную неприязнь,ты испытывал к ним и в особенности к Нему только страх.Ты предал,потому что не выдержал давления снизу.
Войдя в квартиру,он запер дверь.Скинув плащ,бросил на пол.Хотелось есть,но есть было нечего.Хотелось курить,но он запретил себе,да и нечего было курить.Вошел в гостиную и плюхнулся в кресло.Оставалось только ждать.Не долго,час,может меньше.Они уже знают что он дома.И что домой он вернулся,а откуда вернулся — это они узнают у него потом.Лично.
Захотелось кому нибудь позвонить,звонить было некому.Старых друзей у него не было,а у новых не было телефонов.
-Правда все- с ожесточением подумал он.- Трус я и дерьмо.А как по-другому?!С дерьмом всю жизнь работаем.В дерьмо все превращаем.Потому что только и привыкли,что с дерьмом работать.Можно наверно по- другому,можно!Но я так не могу...Вот спрашиваешь ты,где дескать у вас книги и статьи такие-то и такие-то.А они молчат,все молчат.Спроси еще раз,в ответ мычат что-то неразборчивое.Тогда ты бьешь их по морде,выкручиваешь руки,ломаешь конечности!И перед тобой уже другие люди.Покорные,виновато смотрят в глаза,заискивают.
Другие смотрят на тебя,как на дерьмо.С вызовом.Смешные,правда.Борцы за социальную справедливость и нравственное равновесие общества.
Раздался стук в дверь.Он знал что это был за стук и кому он принадлежал.Он выдохнул,но продолжал сидеть неподвижно,рассматривая свои руки.Стук повторился,уже более настырно и грубо.Он заулыбался от мысли,что профессионально мол стучат.Тишина.
Обошлось что- ли?И тут он услышал как поворачивали дверной замок.Дверь открывалась изнутри.

16 просмотров
Добавить
Еще
Подписаться