Яна Иванова
Пишу короткие рассказы. Пишу о реальных людях и ситуациях. А еще - обо всём, что меня взволновало, задело, привлекло мой внимание. Достаточно обширно, конечно!
Read 12 minutes

Инка-артистка, или Как в 50 всё начать сначала

Инна родилась в большой семье, шестеро детей, а она седьмая, последыш. С детства ее баловали родители, да и сестра с братьями в ней души не чаяли.

Очаровательный белокурый ангелочек, и нрав был под стать - покладистый, спокойный.

Но «выступать», страсть, как любила! Обмотается маминым платком – концертное платье готово – и давай перед зеркалом вертеться!

Одним словом, артистка…

Так и детство прошло. Белокурая девчушка превратилась в высокую красавицу-блондинку. А уж как она на сцене сельского клуба выступала! Загляденье просто! Ездила на конкурсы художественной самодеятельности и с концертами по окрестным селам.

Пела, танцевала, сценки всякие показывала… Артистка!

Но отзвенел последний школьный звонок, настала пора приобретать профессию.

Инна не колебалась, куда идти, конечно, - в артистки! Вот только для этого надо было ехать в областной центр, в их деревушке даже училища никакого не было. В соседнем городке можно было выучиться на агронома, но вот в селе на поле Инна себя ну никак не представляла!

Надо сказать, семья не разделяла устремлений девушки. Вот воспитательница в детском саду, библиотекарь, ну, или тот же агроном – это профессии, а что такое артистка? Так, блажь одна.

Семейный совет постановил – библиотекарь, самое оно. Тем более, что заведующая сельской библиотекой Марина Петровна на пенсию собралась… Тут и старшая сестра Инны, завуч в местной школе, подсуетилась, место для младшенькой «забила».

Сказано – сделано. Провожали Инну в город, мама всплакнула, а старшая сестра, Нина, командир в юбке, одернула:

- Не плачь, мать, не на фронт отправляешь! Выучится, будет в тепле и чистоте среди книг сидеть, а не на поле свеклу пропалывать!

Вот только недооценила семья целеустремленность Инны, «рампы свет манил сильней», чем все увещевания родни.

В училище культуры, помимо библиотечного, был и факультет сценического искусства, вот туда Инна и понеслась, достаточно было одного слова – СЦЕНА!

А что семья? Смирилась, куда деваться. Сестра Нина тоже успокоилась со временем. Младшенькая и любименькая первый раз взбрыкнула и поступила по-своему.

Но не последний.

Все шло по плану, но надо же такому случиться! Влюбилась… Да и в кого! В сельского задиру-хулигана Вовку. Он, подлец, ну очень был хорош собой! Темные кудри, голубые глаза. А на гитаре как играл! Но характер… Без него ни одна пьянка-гулянка в селе не обходилась, а если где драка – так и знай, Вовка там. И с девушками поступал некрасиво. Погуляет месяц –два, да и был таков, уже новую на своей «Яве» по селу катает. Сколько женских слёз из-за него, стервеца, пролилось…

Но Инне было наплевать.

Тут семья опять стала на дыбы. Пытались уговаривать, увещевать:

– Да он же пьяница и бездельник! – говорила сестра, - я его учила, знаю. Ничего святого. Он тебя еще и поколачивать будет, вот запомни мои слова!

– Да мы ему шею намылим, забудет, как тебя зовут! – вторили братья, - а сколько девок он перепортил, знаешь? Думаешь, ты особенная?

Отец Инны к тому времени уже умер, и маме было тяжело без авторитета мужа влиять на свою младшенькую. Она только плакала, утирала слёзы уголочком платка, да приговаривала:

– Доця, одумайся! Зачем он тебе? Выучишься, хорошего парня в городе найдешь, зачем тебе этот Вовка?

Всё был бесполезно. Разве им понять, как замирало сердце Инны, когда Вовка проносился мимо её дома на мотоцикле? Кудри по ветру, глаза горят, – древнегреческий бог на колеснице, не иначе!

Через полгода сыграли свадьбу.

«Надо же, укротила парня Инка-артистка, – говорили на селе, – совсем другим стал, может и будет с него толк!»

Да вот только другим Вова так и не стал…

Вначале все было хорошо, была любовь… Баловал Инну муж, подарки дарил. На учебу в город сам отвозил.

Правда, свекровь невестку приняла насторожено. Хотела для сына жену попроще, чтоб возле коровы ходила, да и вообще, по хозяйству… Тут не артистка-вертихвостка нужна, а крепкая и покорная сельская девушка.

Жизнь шла своим чередом. Диплом Инна получала уже с округлившимся животиком. Вскоре сынок родился.

Вот тут и началось…

Стал Вовка опять в стакан заглядывать. А потом придирки, скандалы… Ревность какая-то дурная появилось. К кому ревновать? Инна целыми днями дома, ребенок маленький, да по хозяйству свекрови надо помочь, не до гулянок.

А потом еще хуже стало. Нет, руки на неё Вовка не подымал, тут сестра ошиблась. Но уж лучше бы ударил…

Собрались однажды к кумовьям в гости. Инна надела дорогой финский костюм, который ей муж не так давно за сумасшедшие деньги купил. Причесалась, накрасилась. Покрутилась перед зеркалом, как в детстве…

Роды не испортили стройной фигуры, наоборот, в нужных местах приятные округлости появились. Густые светлые волосы тяжелой волной спадали почти до самой талии, зеленые глаза с озорной искоркой, а губы, такие яркие, пухлые, манящие… Всё это Инна видела в зеркале.

«Вот, пусть посмотрит муженёк, какая у него красавица жена», - думала она, выходя на крыльцо.

Вовка, даже толком не взглянув на жену, сердито буркнул:

– Ну наконец-то, сколько можно ждать! – и вышел за ворота.

Улыбка сползла с лица, веселые искорки в глазах угасли, опустив голову, Инна поплелась за мужем…

Но этого ему показалось мало, резко развернувшись, приблизившись к жене почти вплотную, зашипел:

- Посмотри на себя! Ты же страшная! Намазалась – лучше не стала! Какая же ты страшная! Что из себя строишь? Артистка?! Да ты никто и звать тебя никак!

Продолжения Инна уже не слышала… Она просто стояла и смотрела в эти, когда-то любимые глаза, такие холодные, такие злые…

Потом картинка стала расплываться, и только тогда Инна поняла, что плачет. Без всхлипов и рыданий, просто слёзы текут сами собой…

В тот день она впервые ушла от мужа. Побросала вещи в сумку, схватила сына в охапку – и к маме. Благо, не далеко, через две улицы пробежала – и дома.

Мама посмотрела на дочь и все поняла. Не расспрашивала, не бередила душу. Обняла, прижала крепко:

- Ничего, доця… Как-то оно будет…

Муж пришел на третий день. Перед этим гулял крепко, Инне доложили добрые люди. Село, ничего не утаишь.

Стал просить прощения, в ногах валялся, снова Солнышком называл, как когда-то…

Простила, вернулась.

И закрутилось…

Полгода – душа в душу, потом опять срыв, опять: - «Ты же уродина, ты никому не нужна!»

Пару дней пройдёт: – «Прости, люблю, без тебя умру, Солнышко…»

Инна не понимала, что она делает не так. Всегда ухаживала за собой, хорошо выглядела. Откуда эти слова, откуда эта ненависть?

Пыталась разговаривать с мужем, пыталась подстраиваться под его настроение. Даже к бабке ходила. Ничего не помогло. В нем словно жили одновременно два разных человека: одного она по-прежнему любила, а другого просто боялась.

Так и пошло: полгода с мужем, пару месяцев у мамы. И только один раз его хватило на год. Инна снова расцвела, похорошела, дочку родила, о которой так давно мечтала…

А однажды, придя домой, застала пьяного Вовку в постели со своей подругой…

Прощенье муж вымолил только через год.

Инна сама не заметила, как внутри неё что-то изменилось. Казалось, сердце обросло толстой корой, как на старом дереве. Ковырни пальцем – труха, а не живая плоть… Она перестала страдать, она словно не слышала мужа, как в немом кино. Так и жили - параллельно.

К маме она больше не уходила.

С годами Вовка уже не делал перерывов, пил постоянно. Семью Инна тянула на себе. Где только не работала…

Настали другие времена, хорошую работу на селе было не найти, но ей повезло, пристроилась лаборантом на ферму, молоко проверять.

И вот стоит она, сорокалетняя женщина, по-прежнему красивая, но какая-то угасшая, что ли… В белом халатике, ждет, когда подъедет машина.

Молоковоз остановился, из кабины выпрыгнул водитель и направился к Инне.

Высокий, крепкий мужчина, лет пятидесяти, голубая футболка и такие же глаза…

Инна замерла… Он подходил всё ближе. А она видела только его глаза… Он что-то сказал, она не услышала, переспросила…

- Андрей, говорю, меня зовут. Будем с Вами работать.

Если бы кто рассказал, Инна не поверила! Но в эту секунду она поняла, что перед ней стоит ЕЁ мужчина…

Разве так бывает? Ведь не девчонка сопливая, в конце концов! Показалось, что она слышит звук, с которым растрескивается кора на её сердце…

Так начался их роман.

Встречались, конечно, тайно. Андрей был давно женат, уже и внуков имел. Благо, жил он с семьей в соседнем городке, километров за сто от села Инны. Она тоже не хотела пересудов и сплетен. Кто знает, что Вовке в голову взбредет? Хоть и жили уже давно как соседи, но мало ли…

Год ушел на конфетно-букетный период. Андрей подарил Инне первый в её жизни мобильник, чтоб она всегда могла с ним поговорить.

Надо было видеть, как бежала она на самую высокую горку в селе – только там была связь…

В Андрее Инне нравилось всё: спокойный, но твёрдый характер, рассудительность, чувство юмора... Да и внешне он был очень хорош собой. А как ей нравились его небесно-голубые глаза… Морщинки у глаз тоже нравились и как он потешно хмурит лоб… Порой ей казалось, что она любит даже его мысли, не высказанные вслух…

Чувства захлестнули её с головой. Да, она любила Вовку, когда-то… Но он выдавил из неё эту любовь по капле, а потом и то место прижег, где была эта самая любовь…

С Андреем было всё по-другому. Она впервые за годы, да что там говорить, за десятилетия, чувствовала себя красивой, желанной, любимой…

Любовное гнёздышко они свили на даче у брата Андрея, тот был одним из немногих посвященных в их тайну. А ещё, Инна собралась с духом и рассказала всё дочери-старшекласснице. Та поняла свою маму, уж кому, как ни ей знать, как жила Инна всё это время…

Прошло еще четыре года…

Инна не хотела ничего менять, не надеялась даже, что её любимый будет когда-то принадлежать ей безраздельно - жена, дети, внуки… Она всё понимала, разве что мечтала, так, иногда…

Идиллия, как это часто бывает, закончилась внезапно. Кто-то «открыл глаза» жене Андрея на его тайную жизнь.

Андрею был поставлен ультиматум: либо любовница, либо общение с внуками… По самому больному, как всегда… Конечно, он к этому не был готов, но вот и отказаться от Инны - выше его сил…

Но перешёл на другую работу, в село больше не приезжал.

Так их роман стал телефонным…

Теперь они только разговаривали. Андрей звонил каждый день, но Инне от этого было не легче. Она отчаянно тосковала…

Беда не приходит одна, вскоре Инна похоронила любимую мамочку, потом сын попал в аварию, еле выходила, и в довесок ко всему – лишилась работы.

Дом начал разваливаться, газ отключили за неуплату, долги росли… А Вовке плевать! С работы его давно за пьянку уволили, на него надежды не было. Если что и зашабашит - пропьёт…

Село пустело. Все, кто мог, отправлялись на заработки за границу.

Инне повезло, её односельчанка плотно обосновалась в Москве, даже агентство своё открыла. Нанимала сиделок для стариков.

По дружбе она помогла Инне уехать, дорогу оплатила, присмотрела хорошую семью.

Так Инна оказалась в Москве.

Как она там жила – это отдельная история. Каждая новая семья, каждая новая бабушка – даже не на рассказ, на роман потянет… Вот только вполне ожидаемый уход стариков был для Инны настоящей трагедией… Так и не привыкла она к этому, привязывалась, всей душой прикипала она к каждой своей бабулечке… Это было Инне невыносимо тяжело, а всё остальное – только в радость.

Везло ей на хороших людей, наверное.

А что Андрей?

Звонил, как и раньше. Изменилось только расстояние между ними, но не чувства…

Инна тосковала по нему в Москве, а он по ней – дома.

За время своих редких визитов в родное село, Инна отремонтировала дом, накупила всяких шторочек, ковриков, посуду всю обновила. Такую красоту навела… Загляденье просто! А что, – заработала! Хорошей сиделке и платят хорошо. Сына женила, дочку отправила учиться… Так и моталась между Москвой и домом еще пять лет.

С Андреем не виделась.

Но однажды он приехал к ней в Москву…

Всего несколько часов между поездами… Они почти не разговаривали… Смотрели друг на друга – не могли насмотреться…

Всю дорогу с вокзала Инна проплакала…

А через пару дней позвонила дочь и рассказала, что им домой позвонила жена Андрея. На беду, трубку взял Вовка…

Уж что она ему там говорила, кто знает… Вот только после этого разговора Вовка собрал все вещи Инны в большую кучу посреди двора и поджег…

Сжег всё, даже альбомы с фотографиями не пожалел...

- Ой, мамочка! – плакала в трубке дочка, - ты домой не приезжай! Папка взял ружьё и сказал, что он тебя пристрелит…

Еле успокоив дочь, Инна стала звонить Андрею:

- Господи, Андрей, что там у вас произошло?

- Что произошло, то произошло. Только об одном жалею, что еще десять лет назад не ушёл, побоялся. Понимал же, что не смогу без тебя. Только мучил всех эти годы, и тебя, и семью свою, и сам не жил…

…Инна сидела возле бабушки, за которой присматривала, и тихо плакала.

- Что случилось, деточка? – участливо спросила старушка.

Инна поправила одеяло, погладила её по руке.

- Да так, Анна Никифоровна… Даже не знаю, от горя плачу, или от счастья…

- А ты расскажи, легче станет.

Было уже совсем поздно, когда Инна закончила свой рассказ. Старушка помолчала, а потом вынесла свой вердикт:

- Я тебе, Инночка, вот что скажу. То, что его семью разрушила – плохо, а в твоей уже и разрушать было нечего. Но если за десять лет вы не смогли друг от друга оторваться, то это, детка, - Любовь! А она не каждому в этой жизни дается! Береги её!

- Легко Вам говорить! Мне скоро пятьдесят, а у меня уже ничего нет, ни дома, ни семьи, а из вещей только то, что на мне и сумочка, с которой я приехала…

- Тоже мне, нашла из-за чего переживать! Вещи! Тебе Господь любовь настоящую подарил, а ты из-за тряпок переживаешь! Всё у тебя будет, вот увидишь!

Теплым сентябрьским утром Инна стояла на перроне вокзала города N . Нужно было ехать на автовокзал. Автобус в её село отправлялся через несколько часов.

Наверное, только сейчас она окончательно осознала, что ей некуда возвращаться…

Такого странного чувства она никогда не испытывала. Страх перед будущим, легкое сожаление по прошлому и полное непонимание, что делать дальше…

В этот день ей исполнилось 50.

Вскоре подъехал Андрей. Инна посмотрела на него и вдруг как-то сразу успокоилась:

- Знаешь, как говорила моя мама – как-то оно будет!

И оно было…

Жили на даче брата Андрея, попутно присматривали домик в селе, подальше от её и его дома. У Инны были небольшие сбережения, да и у Андрея тоже.

Вот они стоят во дворе их нового жилища, полноценным домом это назвать было трудно.

- Да, - вздохнула Инна, - тут простого ремонта мало. Придется нам с тобой, Андрюша, попахать…

- Ничего, справимся! Главное – мы вместе! Это такое счастье быть с тобой и ничего не бояться, ни от кого не прятаться…

Конечно, было трудно. Из устоявшегося быта шагнуть в полную неустроенность и неопределенность… Но справились. Родня помогла с мебелью и посудой, пусть старенькой, но для начала – и то хорошо.

А дочка Анны Никифоровны сделала Инне замечательный подарок – в очередной свой приезд в Москву Инна получила от неё красивую мутоновую шубку, сапожки и сумочку в тон… А ещё - постельное бельё, полотенца и всякую кухонную мелочь…

Со временем дом отремонтировали, обзавелись мебелью. Оба подали на развод и вскоре поженились.

Эпилог

За окном – февральская метель. Мы сидим с Инной, пьём чай, разговариваем. Её поезд – через несколько часов. Едет уже к другой своей бабулечке. Мужа надолго не бросает, теперь они с дочерью меняются, две недели одна, две недели - другая.

Смотрю на неё и думаю: «Этой женщине скоро шестьдесят… Невероятно!»

Всё те же густые светлые волосы, правда не длинные, стрижка , те же зелёные глаза с искоркой, пухлые губы, стройная фигура… Красавица! Годы не властны над ней.

А может так выглядят все счастливые женщины?

Пока сидим, Андрей звонит через каждый час. Инна ему отвечает:

- Все хорошо, роднулечка, не переживай! Пьем чай, разговариваем. Нет, я не опоздаю! Да, я покушала. Метель? Да тут до вокзала близко, доберусь! Что? Ну ладно, возьму такси, ты только не волнуйся…

Я, неожиданно для самой себя, спрашиваю:

- Инна, а ты не жалеешь, что артисткой так и не стала?

- Что ты! Конечно, нет! Мне и так хорошо!

Я так счастлива, ты не представляешь!

3 views
Add
More
Пишу короткие рассказы. Пишу о реальных людях и ситуациях. А еще - обо всём, что меня взволновало, задело, привлекло мой внимание. Достаточно обширно, конечно!
Follow