Формула Стартапа
Предприниматели и инвесторы, бизнес и стартапы. Полезные статьи, кейсы и советы начинающим. Самые горячие инсайты.
Читать 4 минуты

Убыточная Uber стоит $120 млрд. Почему?

Компания, собственность которой сводится к мобильному приложению, нескольким дата-центрам и офису, скоро обгонит по стоимости Ford и «Газпром».

Uber начала работать всего десять лет назад. За это время компания изменила работу такси во многих странах, стала причиной массовых протестов водителей, уронила цены на перевозки пассажиров и доставку малогабаритных грузов.

А ещё отслеживала перемещения клиентов даже при выключенном приложении и не сумела предотвратить кражу личных данных 50 миллионов пользователей. Разработанный компанией автопилот сбил женщину, управляя тестовым автомобилем, причём после анализа логов выяснилось, что он заметил человека на дороге, но решил его проигнорировать.

Компания до сих пор продолжает оставаться убыточной, при этом активнейшим образом развивается, а венчурные капиталисты продолжают исправно заносить в неё деньги. В этом году Uber собирается провести IPO, и финансовые эксперты почти единодушно оценивают капитализацию компании в $120 млрд.

United Traders — среди тех инвесторов, кто участвует в IPO Uber. Рассказываем, почему.

Не Uber, а «уберизация»

Создатели Uber не просто стартовали новую компанию, они предложили новую модель работы. Вместо продажи товаров или услуг клиентам предлагается сервис по получению товара или услуги, и эта модель оказалась легко применима к другим рынкам.

Аренда жилья, доставка еды, доставка грузов, курьерские услуги, клиринговые сервисы и всевозможные «мужья на час» — на всех этих рынках моментально появились агрегаторы услуг, построенные по образу и подобию Uber, то есть собравшие в рамках одного мобильного приложения много клиентов и продавцов.

В ста процентах случаев появление такого сервиса-агрегатора в любой отрасли приводит к падению средней стоимости услуг за счёт уменьшения числа посредников и усиления конкуренции.

Это естественным образом вызывает недовольство участников рынка (выросло ли число счастливых таксистов в Москве за последние годы?), зато потребители довольны. Подавляющему большинству нетаксистов наплевать на рынок, зато платить приходится в разы меньше, а количество такси выросло, по ощущениям, в несколько раз.

Окей, «уберизация» и снижение цен, но компания убыточная, причём значительную часть заёмных денег она пускает на субсидии водителям, чтобы конкурирующим такси-сервисам жизнь не казалась мёдом. Зачем инвесторы с такой настойчивостью несут деньги в Uber и почему аналитики пророчат ей вхождение в мир публичных компаний с совершенно бешеной капитализацией?

Приложение меняет города

Через какое-то количество лет автомобили станут беспилотными. По крайней мере, на горизонте не просматривается никаких причин, которые могли бы этому помешать.

Когда будут решены все технические и юридические вопросы, связанные с предоставлением роботам прав полноценного участника дорожного движения, то всех таксистов вежливо попросят. После чего оператору сервиса будут доставаться все деньги за перевозку пассажиров, что замечательным образом скажется на рентабельности отечественного партнёра компании.

Чтобы это произошло быстрее, нужна подготовленная городская инфраструктура, которую кто-то должен поддерживать в рабочем состоянии и модернизировать. Интуитивно кажется, что однажды Uber и «Яндекс», обладая колоссальными ресурсами, постучатся в двери московского правительства на тему «А давайте создадим отдельную организацию, которая займётся цифровизацией автотранспортной системы Москвы».

Идеальный мир

Ещё одна идея, которая просто напрашивается, чтобы её реализовали, — перевод всего парка автоматических такси на блокчейн. Прямо сейчас Uber и сотоварищи в этом не нуждаются, потому что у них и так всё замечательно, а вот когда таксисты исчезнут и встанет задача не просто организовать смешанное движение роботов и машин с живыми водителями, но сделать так, чтобы оно всё время качественно улучшалось по мере накопления статистических данных — вот тут-то лучше блокчейна и придумать ничего нельзя.

На базе него можно будет сконструировать затейливое сочетание платёжной системы, системы управления дорожным движением и, наконец, сверху нахлобучить нейросеть, которая в реальном времени будет совершенствовать алгоритмы автопилотов, тем самым улучшая качество дорожного движения.

А ещё при разработке инфраструктурного проекта город неизбежно включит в него работы по переводу на автоуправление общественного транспорта. И практически идентичные процессы рано или поздно запустятся и до неузнаваемости изменят принципы функционирования транспорта во всех регионах, где действуют такие сервис-агрегаторы.

Поэтому Uber — вовсе не служба заказа такси с помощью мобильного приложения, в силу стечения обстоятельств и грамотного маркетинга разросшаяся до совершенно неприличных масштабов.
В среднесрочной перспективе Uber вместе со своими региональными партнёрами неожиданно для многих может превратится в конгломерат компаний, управляющий городскими транспортными инфраструктурами самых разных мегаполисов мира.
А информационно-инженерные решения, которые надо будет создать в процессе реализации таких мегапроектов, найдут себе применение в других, самых разных отраслях человеческой деятельности.

После интеграции системы управления городским транспортом в другие информационные контуры, которые сейчас развиваются просто бешеными темпами, станет реальной мечта любого управленца. Руководство агломерацией сможет принимать решения, базирующиеся на достоверной статистике, собранной в реальном времени, и анализе того, что происходит на подведомственной территории.

Это будет тот самый «умный» город, многократно воспетый футурологами, вычислительная система, населённая людьми.

Итого

Финансисты, насчитавшие Uber $120 млрд капитализации, считали вовсе не количество такси и не цифры среднего чека. В эту сумму они закладывают понимание того, что сами принципы организации жизни агломераций совсем скоро изменятся до неузнаваемости, и компании, в чью зону ответственности войдёт поддержание этого безумно сложного хозяйства, будут стоить совершенно невероятных денег.

И никогда финансовые неурядицы подобным организациям грозить не будут. Хотя бы потому, что прекращение их работы будет означать выключение городов.