Сергей "Мельник"
Сергей "Мельник"
инженер/фотограф/блогер
Read 4 minutes

Любовь-боль #3. За что меня не взлюбила мама моего лучшего друга

После того, как мама нашла фотографию девочки, в которую я был безнадёжно влюблён, после презрительных слов, брошенных мамой в её адрес, оставаться дома я не мог. До конца осенних каникул я уехал к моему другу в Полтаву. И всё было бы хорошо, но его мама сильно меня не взлюбила. Пришлось смириться. А почему расскажу тут. Продолжение истории моей первой безнадежной любви "Любовь-боль"


Я вырвался на свободу

Чем дальше кременчуцкий поезд увозил меня от дома, тем легче дышалось. Будто из барокамеры, в которой меня держали потихоньку стравливали давление. Я был перевозбуждён, находился в состоянии, близком к эйфории. Сон так и не пришёл. К пяти утра состав сбавил скорость, в окне, замедляясь, тянулся стылый перрон Южного вокзала Полтавы. Среди редких пассажиров до Кременчуга я сразу заметил Саню. Он глубоко засунул руки в карманы штанов, втянул голову в плечи. Было видно, как он замёрз. Но увидел меня и сразу расплылся в улыбке. Мы порывисто обнялись.

"Где сумка?" - спросил Саня

"Нигде" - виновато пожал плечами я - "Не было возможности собраться"

"Понял" - кивнул он - "Пошли. Домой придётся пешком топать"

Мы двинулись по ещё темным улицам, мимо частных домов, вскарабкались по серпантину на гору, в район Червоного шляха, где жил Саня с родителями. Дома все спали. Мы тихонько прокрались в Санину часть дома. Кровать для меня он уже застелил свежим бельем. На моё смущённое

"Мне б помыться"

категорически замотал головой, зашептал:

"Утром, как родители уйдут, сейчас не надо. Ложись так"

В этот момент я затылком почувствовал тяжелый взгляд, обернулся. В проёме двери стояла Санина мама, кутаясь в домашний халат.

"С приездом" - сказала она без капли радушия

"Спасибо, Лидия Борисовна" - ответил я вежливо. Повисла неловкая пауза. Потом женщина развернулась и исчезла в глубине дома.

Когда она ушла, Саня, скорчив гримасу, махнул рукой:

"Не обращай внимания, ложись спи."

Я не спорил. Я был настолько вымотан, что отключился, едва коснувшись щекой подушки.

За что Санина мама меня не любила

Санина мама относилась ко мне крайне неприязненно после одного разговора прошлым летом. Лидия Борисовна тогда перебирала на кухне гречку, мы вызвались помочь. Радиоточка бубнила какие-то сельские новости, это был постоянный звуковой фон их дома. Передо мной на газете лежала куча неразобранных зёрен и две кучки поменьше - с мусором и перебранной крупой. Саня зачем-то выбежал во двор и мы остались наедине. Некоторое время его мама сосредоточенно водила пальцем по газете, отделяя "зёрна от плевел", потом вскинула голову и спросила:

"Серёж, скажи, а вот если Украина будет воевать с Крымом, ты пойдёшь на войну?"

Я озадаченно уставился на сидящую передо мной женщину. Через толстые линзы очков она, не мигая, следила за моей реакцией. Сама мысль о таком развитии событий казалась мне очень странной. Тогда я ещё не понимал, насколько сильно мы различаемся. В Севастополе ни у кого не было и мысли, что украинцы могут враждовать с русскими. Да, я знал про события в Вильнюсе в начале года, но это прибалты. Украинцам-то что с нами делить? Не смотря на дикость ситуации, заданный вопрос требовал ответа. Максимально твёрдо я сказал:

"Да, это моя земля, я буду её защищать"

Мама Сани сверлила меня глазами:

"Значит, ты будешь стрелять в моего Сашу? Какой же ты тогда друг..."

От того, с каким презрением и ненавистью она смотрела мне в глаза, по спине пробежал холодок. То есть то, что, по её теории, Украина нападёт на Крым, и Саня будет стрелять в меня, у неё никаких возражений не вызывает. Но если я буду защищаться, то я злейший враг. Я запомнил тогда эту формулу, хорошо описанную в анекдоте про "А нас за шо?" и все последующие события удивления у меня уже не вызывали.

О чём говорили в Верховном Совете УССР перед Беловежской Пущей

Проснулся я около 10. В доме было тихо. Где-то вдалеке брехал пёс. Саня во дворе копался под капотом батиного зелёного 412-го. Я накинул бушлат и вышел на крыльцо. Саня махнул мне:

"Пять минут подожди, сейчас приду"

На кухне трёхпрограммный приёмник передавал выступление какого-то депутата Верховного Совета УССР. Обычно монотонное звучание этих радиоточек вгоняло меня в тоску, но в этот раз я сделал погромче. Депутат на украинском языке с каким-то польским выговором, вещал о том, что

"Украина в своём развитии должна ориентироваться на жителей западной Украины, потому что они духовно, культурно, ментально стоят выше, чем жители Восточной Украины".

Полтава находится в Центральной Украине. Я задумался: относятся ли полтавцы к восточным украинцам по мнению этого депутата?

Я говорю "на Украине", но "в Центральной Украине". Специально для тех, кто любит поправлять. "На" для меня вопрос не идеологический, а чисто лингвистический, по-русски правильно так. Украинцы могут менять нормы своего языка, но не русского.
Image for post

Мои сомнения в тот же день развеял Саня, когда рассказал:

"Прикинь, мы ездили в Ивано-Франковск, и там нас, полтавцев, местные называли москалями. Я с ними на чистом украинском говорил, а всё равно не такой"

В его голосе сквозила такая обида, что можно было посочувствовать. Но я её не понял. Принадлежность к русской культуре казалась мне более привлекательной. Не смотря на дружбу, наши взгляды расходились всё дальше друг от друга.

Продолжение следует


Все мои новые публикации на телеграм-канале "Мельник"

Image for post
5 views
Add
More
Сергей "Мельник"
инженер/фотограф/блогер
Follow