Ivan Gelion
Начинающий писатель, имеет мечту написать собственную книгу.
Читать 16 минут

Königkampf. Часть 1. Начало

Недобрые вести

Погода в тот злополучный мартовский день, была не чуть не лучше. Постоянные, долгие дожди, капли которых отбивали ритм об крыши тусклых, старых кирпичных домов, которые видали больше событий, чем кто либо, проживающий ныне в этом городе. Эта атмосфера так и нахлынывает тоску и меланхолию, поднимает напряжение и заставляет его находиться на нужной отметке...

По одной улице спешит кабриолет чёрного цвета, видимо устаревшей модели, который так и отсылает к 60-ым годам прошлого века, ведь своим винтажным видом и натянутой крышей из чёрного полотна, он очень разнился среди новых "смартов" и кроссоверов "Hyndai", которые гораздо моложе этой машины на много лет. Въезжая в каждую лужу, происходили брызги мутной, погрязневшей за время воды, всплески которых попадали на плащи простых прохожих...

Внутри просторной кабины, сиденья которой были обвиты кожей, на пассажирском месте сидел посыльный, лицо которого скрывала шляпа, на его коленях находился чёрный средних размеров дипломат, он держал его обхватившись ручку левой рукой, правой он протирал свой лоб, при этом тяжело дыша и посматривая в окно:

"Поскорее бы отдать ему этот документ и свалить к чёрту назад в Кёльн. Даже останавливаться не буду ! И этот Киев не приветливый и ужасен, не то что мне рассказывали. Эти невзрачные, безцельно бродящие прохожие... Как эта нация еще существует ?"

Доехав до ворот "КТШ", охранники покуривающие сигареты, поспешили к воротам. Один из них кинул в лужу сигарету и та, издав дымок, потухла. Заскрипели петли ворот и те со скрипом неспешно открылись перед машиной. Заехав и когда шофёр заглушил мотор автомобиля. Посыльный нажал на ручку двери и та открылась. Ступив одной туфлёй в лужу, он про себя проматерился, а затем достав зонтик, открыл. Зонтик словно чёрная пелена покрыла его голову, служащей защитой от надоедливого, бесящего дождя. Затем он поспешил ко входу.

Андрей тем временем находился в своем просторном, дорого оздобленом кабинете с массивным шкафом, в котором был дорожайший сервант, стол был из натурального дуба на котором находился торшер, который можно видеть в библиотеках и стопки бумаг, которые словно небоскрёбы поднимались к потолку, где висела хрустальная люстра, в которой было примерно 12 ламп. Пол также был из дуба. А на стенах висели фото с членами его экипажа и его команды. А за спиной Андрея, был портрет Богдана Хмельницкого в полную величину. Сам парень лежал откинувшись на спинку кресла-вертушки с зажатым в кулаке ампулой с морфием, только что использованной. Его голова была откинута, а взгляд устремлён в потолок, в уме он подпевал:

"Зродились ми великої години..."

Затем без стука, двери кабинета открылись и в неё вошёл так называемый посыльный. Андрей от неожиданности выронил пустую ампулу и затем принял своё место, поправив свою причёску и уложив руки на стол. Посыльный за это время успел повесить свою обмокрущею шляпу, присесть на стул, находившейся напротив кресла Андрея и достать папку, а затем и документ, который был зажатым указательным и большим пальцем, бумажные края немного впивались в пальцы посыльного и его лицо немного высказывало эту режущею боль.

--- Чего без стука ? --- в голосе Андрея еле был слышен гнев и раздражение, ведь морфий словно смягчал его голос и его самого.

--- Прошу прощения, что так грубо, но я ненамерен здесь останавливаться на долго, --- начал протягивать Андрею документ, тот его взял и начал глазами с ним ознакамливаться, --- поскорее ознакомтесь, а потом я уеду.

Посыльный отвёл взгляд от Андрея и начал осматривать интерьер кабинета. Очень сильно его привлекли фотографии и величественный портрет Богдана Хмельницкого:

"У этого парня присутствует некая мания величия, ведь мне кажеться не зря висит этот портрет, видимо он себя с ним и сравнивает... И команду свою тоже уважает. У командира нашей танковой команды всё же по богаче..."

Андрей прочитав этот документ, отложил в сторону, потом собрал руки в замок. Действие морфия выветрилось быстро. Его лоб сморщился и его зелёные глаза обратились в огонь, которые прожигали кожу и мышцы посыльного, словно напалм.

--- Югендсвер объявил нам войну... --- Андрей тяжело вздохнул --- Кто ещё получил такое известие ?

--- Ну, дайте вспомнить... Вроде, чешская школа "Мудрый дуб", польская школа "Стальные соколы", сербская школа "Гарда Пантери"... Наверное всё... --- сказал он это не принуждённо, словно не при делах, ведь он знал что за это ему ничего не будет. --- А сейчас я вас покину. Надеюсь мы еще когда нибудь увидимся... --- посыльный проговорил это не много с иронией и даже с грустью в голосе...

Посыльный привстал затем поблагодарив Андрея за "гостеприимность", забрав свой дипломат и сняв шляпу высевшую у двери он вышел из кабинета, оставив Андрея тет-а-тет с его мыслями.

Посмотрев на двери, а затем повернув свою голову в окно, он провёл взглядом кабриолет, который покидал "КТШ" и скрылся за поворотом. Вернув свою голову в обычное положение, он подняв свой взгляд к потолку, скривил своё лицо и со всей яростью стукнул кулаком об стол, что вещи на столе немного оторвались от земли, на его кисти остался синяк, Андрей поднял кисть вверх и напрягши свои пальцы скрикнул.

--- Сукин Югендсвер !

Пару днями ранее...

В актовом зале, примерно в 18:00 собрались ученики школы Югендсвер. Это были пареньки, в абсолютно чёрной форме, на рукавах которых, были нашивки, указывающие на место в команде. Голова была покрыта пилотками с гербом их школы, а в их мозгу была добрая, известная всем Геббельсовская пропаганда, которую переделали под школьный лад. Все ученики перешептовались, ожидая того, что будет дальше...

На сцене стояла трибуна, подсвеченная двумя прожекторами. За левой кулисой находилось еще два человека. Наставник танковой команды --- Отто, мужчина средних лет, который долгое время провёл в полигонах Нижней Баварии и дослужился там до старшего офицера, сейчас он в отставке и обучает танкистов Югендсвера. По его правое плечё находился командир --- Ганс Виттман. Выборов это место умом и кровью, он никогда не давал слабины и во многом был жесток со своими подчинёнными и был у них в авторитете, многие даже боготворили его. За кулисами не стояла духота взволнованности и боязни, а наоборот, был пречистый воздух силы и уверенности.

--- Сейчас выйду я и объявлю вас, затем ваш черёд. --- спокойно проговорил тот державшись за кулису и собиравшейся выходить на сцену

--- Вас понял. --- ответил Ганс, держа в руках бумагу, на которой была написана речь. В этих же листках находиться и тот самый документ, вернее его оригинал.

Отто выпустил из хвата кулису и направился к трибуне, стоявшей на сцене. Его сапоги отчеканивали шаг и звук их приглушал шёпот учеников. Подойдя к трибуне, он встал перед ней. Подняв свою левую руку, Отто подвёл её к микрофону и немного постучал по нему указательным пальцем. Его лицо было абсолютно спокойным и осведомлённым в своих действиях, его руки не дрожали, глаза не бегали из стороны в сторону, как это часто бывает с новичками актёрами, которые впервые выходят на большую сцену...

Когда Отто понял, что микрофон приготовлен, он подвёл его к своему рту.

--- Камрады, сейчас перед вами с речью выступит командир танковой команды, тот кто через невзгоды и трудности несёт наше знамя к Олимпу и практически добрался до его вершин...

В то время когда Отто объявлял его, ученики начали по немногу проговаривать и повторять имя командира

--- Ганс Виттман. Ганс Витманн, Ганс Витманн...

Из шёпота это по немногу переходило в балаган. Весь зал скандировал его имя.

--- Да здраствует Ганс Виттман !

Прозвучало где-то из толпы. Во время этого колебения воздуха, Отто приподнял свою голову, затем гордо проговорил.

--- Ганс Виттман.

Из-за кулис появился гордый, парадно одетый Ганс Виттман, на котором красовались вычещенные до блеска берцы, которые прилегали к его ноге. Он чеканил свой шаг, а звук отбивался эхом об стены актового зала. Ганс подошел к трибуне и начал свою речь.

-- Камрады,как всегда я радвидеть вас в добром расположении духа. Я всегда уверен в то, что вы верны нашим идеалам... Сейчас вы увидите то, что перевернёт историю танководства на корню ! --- его руки потянулись за документом, который лежал среди бумаг. Отодвинув ненужные бумаги в сторону, Ганс взял его в свою руку и поднял над своей головой, зажав его в указательном и большом пальцах.На документе была черная печать Югнендсвера и подпись командира школы. Ганс продолжил свою речь,он понимал,что от того как он выступит будет зависеть реакция зала и их моральный дух.

--- Копии данного документа будут переданы во все школы, где практикуется танководство. Грядет новая эра --- Эра Югендсвера!

Эту фразу Ганс сказал с таким рвением что весь зал прокричал дружным хором Heil!Heil! Heil! Ганс так яро говорил,что у него засохло во рту. Он взял стакан и немного отпил воды.

--- Они могут насмехаться над

нами,они могут проигнорировать нас, они могут не поверить в то, что нашашкола объявляет им войну, ведь они зажрались в своих школах и думают, что именно они властители этого мира!

На этом моменте Ганс с размаху поставил стакан который до этого держал в руке.От такого сильного удара весь стакан покрылся трещинами, но он не развалился.Ганс снова взял стакан и поднял вверх.

--- Видите? Даже если нас ранят до такой степени что выжить нельзя,то мы это сделаем. Мы как этот стакан - мы можем быть ранены, но не сломленны, мы продолжим войну даже если мы не сможем двигаться, ведь злоба которая внутри нас движет нами, и в тот момент противники узреют всю мощь Югендсвера!!!

Из зала скандировали "Heil!Heil!Heil"

Ганс чувствовал,что вода течет по его руке и что стакан скоро развалится,поэтому он выпил воду и поставил стакан в угол трибуны,что бы его не было видно.Ганс продолжим свою речь,после такого лирического отступления:

--- Мы покажем Untermensch на что способны!Мыпокажем всю мощь нынешнего поколения! Какую тайну и силу хранит наша великая нация. Нас унижали после Первой Мировой Войны!Нас клеймили после Второй Мировой Войны! Мы хотели этого тогда?Мы хотим это сейчас?Мы хотим этого в будущем?Нет!Нет!И еще раз нет!

Ярость и рвение с которым говорил Ганс все усиливалось и усиливалось.

--- Мы не позволим им насмехаться над нами! Эта битва обещает быть кровавой и жестокой!

И тут у Ганса возникла сумашедшая мысль.Он взял стакан в руку и вытянул вперед,так что бы его все видели.

--- Этот стакан описывает будущее состояние наших врагов.Они будут сильно изранены и слабы.Они будут готовы сдаться,что бы востановить силы,но, --- в этот момент Ганс сжал кулак до такой степени,что стакан развалился и было видно,как некоторая часть стакана разлетелась. Ганс раскрыл кулак и увидел,что осколки впились ему в руку и оттуда течет кровь. Он решил ее не вытирать и продолжил, --- мы добьем их одним ударом!И тогда они падут и над их цитаделью будет развивать флаг Югендсвера!!!

Зал немного был шокировандействием Ганса,но после услышанного про флаг Югендсвера на вражеской цитадели они три раза прокричали "Heil", Ганс продолжил.

--- Пускай битва будет жестокой и кровавой,но в конце нас ждут лавры победы,наши деды и прадеды хотели их получить,но у них не получилось... Они смотрят на нас из Вальхаллы и надеются на то, что бы эти лавры получили мы! Так давайте же сделаем это и порадуем наших стариков! Мы их внуки, в наших жилах течет их кровь и ярость, с которой они сражались.Закончим же это дело победой, о которой они мечтали, доведем до победного конца!Эту битва в истории запомнится какKönigkampf! Битва за господство, за светлое будущее следующего поколения! Когда в стенах этой школы появятся новые ученики будут здесь учиться, они будут гордитьсянашим подвигом! Они будут гордится нами!Они будут петь песни которые пели мы!

Ганс почувствовал,что у него появилась сухость во рту,но он решил не заканчивать на этом моменте,ведь осталось немного до конца речи.

--- Востанем же из пепла еще раз! Они втоптали нас в землю,но они даже не могли догадыватся, что втаптывая нас в землю мы окажемся семенами, которые были выпущены ими же, хотя они об этом и не могли догадыватся!

Я спрашиваю вас: "Вы хотите тотальной войны?"Я буду спрашивать вас вновь и вновь: "ВЫ ХОТИТЕ ТОТАЛЬНОЙ ВОЙНЫ???"

После этой фразы Ганс встал в стойку, он не заметил как по его руке течет кровь, ему было важно как отреагируют ученики. На последок он сказал.

--- Wir kampf für Deuschtland volke. Wir kampf für Jugendswer ! Heil Jugendswer ! Heil Jugendswer !

Когда Ганс встал в стойку,то все ученики повторили все что он сделал,это явно усилило их боевой дух и сплоченность.Когда Ганс закончил он развернулся и спустился со сцены где стояла трибуна,но ученики продолжили кричать Heil ! Потом Отто немного похлопал в ладоши

"Для отличной речи, надо отличное окончание. У Ганса развиты ораторские способности. Это похвально."

И через пару минут начал звучать "Jugendswer Militärmarsch". В один момент ученики встали в стойку смирно. Ганс также выпрямился, но кровь с его раны всё еще сочилась, но он прижал ладонь штанам, в итоге чёрная ткань начала приобретать немного алый оттенок... Вот и прозвучали первые слова этого марша. У учеников еще больше загорелись глаза и те начали дружно подпевать:

"Прощай моя дорогая,

Прощай, прощай, прощай.

Это должно было явью стать!

Прощай, прощай, прощай.

Это всё про нашу Славу,

Славу, Славу !

Восклицай, восклицай Виктория !

Восклицай, Виктория !

Нашу силу мы покажем им,

Прощай, прощай, прощай

"Лягушатникам", "Томми", "Иванам" !

Прощай, прощай, прощай.

Это всё про нашу Славу,

Славу, Славу !

Восклицай, восклицай, Виктория !

Восклицай, Виктория !

Не остановить нас, не предостеречь,

Прощай, прощай, прощай.

И кровь врага будет рекою течь !

Прощай, прощай, прощай.

Это всё про нашу Славу,

Славу, Славу !

Восклицай, восклицай, Виктория !

Восклицай, Виктория !

Хотим твоего поцелуя мы,

Прощай, прощай, прощай.

Его победой отплатим !

Прощай, прощай, прощай.

Это всё про нашу Славу,

Славу, Славу !

Восклицай, восклицай, Виктория !

Восклицай, Виктория !"

Они были возбуждены этим выступлением и таким концом, на весь оставшийся день их не покидало приподнятое настроение и высокий боевой дух.

Под тусклый лампы свет

Уже вечерело. Луна давно сменила солнце и та восседала на своём троне во всей красе. Город по немногу утихал, только одинокие машины и прохожие колыхали эту тишину. Дома становились еще старее, а улицы принимали облик бесконечных лабиринтов, где за каждым углом поджидает опасность...

На часах было 23:00, просторный кабинет Андрея освещала лишь настольная лампа, многого и не было нужно, ведь в тот час находилось лишь двое человек. Андрей и его наставник --- "Михал Михалыч". Мужчина средних лет, который больше напоминал старика судя по его вкусовым предпочтениям и некоторыи привычкам. Учасник конфликта в Южной Осетии и выступал на стороне грузинских военных. Когда его танк подбили он чудом выжил, но в итоге лишился ноги... Отправлен в оставку и живёт на пособии. Ученики его любят за доброту, строгость и справедливость. Ведь деньги получаемые за участие он мог бы откладывать себе в карман, но "Михал Михалыч" не пользовался этим и до последней копейки он вкладывал в развитие его танковой команды. Сейчас он сидел напротив Андрея и слушал его с серьезностью и пониманием, ведь он был полностью уверен в словах Андрея. В данный момент, Андрея освещал лишь тусклый свет, но и этого хватало что б рассмотреть лицо этого парня и понять его мотивы.

--- Эти Югендсверцы много хотят... Они и так лидеры в своём регионе. Так какого хрена они лезут на нашу территорию ? Что они забыли на востоке ? --- в его голосе было слышно негодование, --- Чего им блин не хватает ? Поддержка от гос-ва, постоянные вклады от спонсоров. Не то что у нас. Выживаем как можем, экономим не мало... И в одно рыло еще и занимаем первенство среди других школ ! --- на этом моменте он ударил кулаком об стол. --- А они та противники еще те, дисциплина, танки, тактики... На высочайшем уровне ! --- Андрей вошёл в бешенство, но он просто напросто откинулся на спинку стула и скрестил руки, прикрыв глаза.

--- Понимаю твою злость Андрей, но другого пути назад уже нет. --- начал спокойно и неспеша вести свою речь "Михал Михалыч" --- Неминуемая кончина здесь и сейчас, не известно, по ком будет нанесён первый удар...

--- И что ты предлагаешь ? Сидеть и ждать пока нам зазвенят колокола ? К чёрту, мы должны быть подготовленее чем они... Да мы даже не знаем их боевую технику !

--- Не кипяши Андрей... Спокойно... --- "Михал Михалычу" пришла в голову одна мысль --- Андрей, у твой танк в своё время входил в танковую команду Югендсвера при дружеском бое с Оарай, не так ли ?

Андрей прикусил нижнюю губу, затем издал вздох

--- Ну и что с того, хотя...

Андрей сорвался с местом и подбежал к шкафу и начал нервно рыскать в поисках нужной полки. Он перебирал книги, перекладывал папки, пока не нашёл один сборник. Андрей выдохнул и взял в руки этот сборник, затем сдунув с него пыль, открыл его и начал листать. Там были фотографии с того дня, когда еще этого документа не было и в помине...

--- Е75, Waffentrager Pz.4, Ru-251, SP I C --- Андрей взяв в руки, отнёс на стол и положил перед носом "Михал Михалыча", тот взял его в руки и начал перелистывать --- Их ангары не могли так быстро смениться ! Переход на новую технику занимает много времени и по сути, им это не выгодно...

--- Это верно, но несмотря ни на что, наши танки слабы против этих мастодонтов. Единственное оружие --- гаубицы...

--- Как раз нет со SP I C и Ru-251 мы справимся, но с другими точно будут проблемы. Не буду спорить.

--- Так чего нам мешает воспользоваться силами наших союзников. У них точно найдуться способы, может даже поделяться своим опытом...

--- Союзники ? --- у Андрея это прозвучало так, словно слышит это слово впервые --- Какие еще союзники ? --- он взял шариковую ручку из стаканчика, а затем и взял лист бумаги, он решил записывать каждое слово "Михал Михалыча"

--- Союзники в этот период будет самый лучший вариант. Самим нам не выстоять перед этим врагом, есть даже возможность что они задержут на некоторое время врага и дать возможность подготовиться и ударить с большей силой.

--- И что же ты предлагаешь ?

"Михал Михалыч" запнулся, а затем через некоторое время, он собрал руки в замок и начал вести речь о других школах

--- Предположим... Чешская школа "Мудрый дуб", известен своими тактиками ведения боя на растоянии и их танки вполне неплохие и проявляют свои достоинства в любых ситуациях...

Андрей упёрся шариковой ручкой в лист бумаги и начал записывать название этой школы, немного нашёптывая. Поставив точку на конце, он поднял свою голову

--- У нас с ними отличные отношения, а с их командиром я знаком... Этот вариант самый реальный, но понятно что этого адски мало, нам нужно больше...

"Михал Михалыч" перебил его, Андрей заметив это решил дать ему слово.

--- Сербская школа "Гарда Пантери", как известно у них есть пару списанных, но вполне боеспособных Т-64 и Т-54...

--- Ты смеешся, эти сербы не могут себя нормально проявить, что не бой это просто смех, а их командир не смыслит в ведении боевых действий. --- Андрей начал воспринимать слова Михала немного с недоверием, но всё равно не сходил с мысли Михалыча.

--- Их надо направить в верное русло, у них есть немалый опыт, ведь их наставник участник гражданской войны... --- Михал замолкал, а затем продолжил --- Не смотря не на что, нам нужен с ними союз. Любой ценой. Эти танки могут противостоять Е75 в лоб и выдержать удар от Югендсверской техники. Это может нам очень сильно помочь...

--- Только из-за школьных интересов... --- под конец он пошёл на спад, а затем и записал этот вариант. Листок всё ещё находился перед ним. Андрей чувствовал усталость и как его веки медленно смыкались. Он уже еле мог водить ручкой по бумаге

--- Остался еще один вариант. Школа "Стальные соколы" известна своей неплохой боевой подготовкой и...

Андрей услышав название польской команды, он пришёл в бешенство. Встал с кресла и оппёрся руками в стол. Его глаза наполнились кровью, а в голову бил адреналин.

--- С поляками ?! С этими свиньями союз ? Та ни за что в своей жизни ! --- Андрей указал на портрет Богдана Хмельницкого --- Да это же позор ! Они унижали нас на протяжении многих веков, когда мы были под Речью Посполитой. То он, он боролся против ляхов и воевал за свободный украинский народ ! А я тот, который поклялся себе что не буду в содружестве с ляхами приму с ними союз ! --- Андрей понял что он начал перегибать палку, он сначала ударил кулаком по голове, а затем левой рукой он потянулся к выдвижной полке. Обхватив ручку пальцами он отодвинул её и достал один шприц с морфием, затем он безовсяких колебаний вонзил иглу себе в вену и выдавил всё содержимое. В итоге, он успокоившись, медленно присел на своё кресло, подняв голову вверх. "Михал Михалыч" лицезревший это не был никак напуган, ибо такое он видел не впервые.

--- Молю господа, заканчивал б ты с морфием... --- с горечью проговорил он.

--- Молил б ты лучше господа что б там не было цианида... --- с совершенным спокойствием и высшей ступени пофигизма сказал эту шутку Андрей. --- Итак, что с нас требуеться. Для начала мы пригласим самих представителей этих школ. И обговорим все возможные варианты союза, будем брать во внимание всех, а со "Стальными Соколами", всё потом покажет время...

Андрей через силу встал и кивком поблагодарил наставника за присутствие. Он подошёл к нему, а потом помог опереться на костыль. Тот схватившись за одежду Андрея смог без проблем перейти на костыль. Затем он провёл его до машины.

--- Спасибо вам, "Михал Михалыч" что даёте мне напутственное слово. --- проговорил он, открывая двери личного автомобиля "Михал Михалыча".

--- Рано благодаришь меня, Андрей.Когда дойдём до конца, тогда я и буду рад услышать твоё благодарственное.

Двери захлопнулись и выехав через ворота, которые заранее открыли охранники, машина скрылась за поворотом осветлённой улицы.

16 просмотров
Добавить
Еще
Начинающий писатель, имеет мечту написать собственную книгу.
Подписаться