Igor Verasmus
Философия - это не мертвые высказывания древних, но всегда поиск и битва. Телеграм-канал @verasmus
Read 4 minutes

Гладкие заметки об "Илиаде"

Inferno

Что может приподнять старца и заставить его дышать? Правильно! Четырнадцатая песнь "Илиады" "Обольщение Зевса". Где-то даже парадоксальна сама история обольщения. Многия члены воспряли по ходу ее развития, видит бох, я и не рассчитывал на "нечто большее", но и меня, не рассчитывающего, не Гомер - Гнедич оставил в изумлении стоять и перебирать высохшими губами заветное "где секс?".

ГС?

Помним да о своеобразном принципе истинности, который главенствует в повествовании? По Verasmus`у принцип базируется на:

  • прописывании деталей (родословные героев, устройство щита, происхождение меча),
  • натуралистичном описании батальных сцен (куда попало копье и каким образом, как оно проникло между всякими там бляхами, пластинами и ремнями, как упал поверженный, вырвало ли внутренности, кто захотел поживиться доспехами убитого и забрать их как трофеи

- это, кстати, главная беда ахеян и троянцев, они постоянно пытаются сорвать с убитого доспехи, а в это время им прилетает от кого-нибудь длиннотенная пика или меч, или булыжником просто по голове, и вот уже с него пытаются содрать доспехи и все по новой; ктсати №2: это прекрасно иллюстрирует мотив воинов: они бьются без ярости и обиды, но славу стяжать хотят, поэтому просто используют друг друга для этого самого стяжания; ничего личного - слава (ничего личного, Слава) - (ничего личного, Вячеслав).

) sorry, I otvljoksya

и третье:

  • на развернутых метафорах, сравнительных оборотах и прочих средствах художественной выразительности, которые здесь играют отнюдь не эстетическую роль. Обо всем этом смотри Краткие заметки.

Чем же на фоне вот этого всего интересна четырнадцатая песнь? Если вы думаете, что старец воспрял, просто почувствовав запах прона, то... это не самое главное. Давайте разберем.

Троянцы прижимают ахеян к кораблям. Великие воины-цари, как то: Одиссей, Аякс, Диомед, ранены и пока не могут принимать участие в битве. Зевс опять же пока на стороне троянцев и поэтому у них все так хорошо, а вот у ахеян плохо. Зевс не разрешает другим богам как-то помогать ахейцам и просто смотрит, как те погибают - у него свой умысел (об умысле его мы еще поговорим). Но вот внезапно Посейдон начинает помогать ахейцам, так как троянцы убили его сына (которого я забыл как зовут), и теперь он так мстит. Посейдон воодушевляет противников троян, и те с новой силой фигачатся. Гера, она тоже хочет помочь ахеянам, аргивянам и всем тем, кто против Трои, но не решается - боится. Ее задача отвлечь Зевса, чтобы он не увидел, чем там занимается Посейдон. Лучше всего, конечно, предложить ему "любви насладиться", ну и тут началось.

  • Гера заходит в опочивальню, которую сделал Гефест
  • там есть тайные замки, закрывается на них
  • моется амброзической влагой
  • "умастилася маслом чистейшим"
  • божественный дух разливался до земли и до неба
  • расчесалась, хитро сплела волосы
  • одела ризу, которую ей соткала Афина
  • застегнула их на золотые застежки
  • застегнула их "выше грудей"
  • пояс
  • серьги
  • платок
  • обувь

Далее она сходила к Афродите и спросила у нее любви, так как она якобы идет к отцу океану и матери Тефисе (здесь небольшое отступление, почему она их называет отцом и матерью, ведь всем известно, что она сестра Зевса, и как бы родители у них одни и те же). Идет она якобы их помирить и "раздоры жестокие кончить". Афродита дала.

Далее она сходила ко Сну (это бог). Долго уговаривала его наслать сон на Зевса после Этого. Тот не соглашается, так как имел уже опыт плачевный, вспоминает о нем и больше не хочет дрочить Мойру. Гера пообещала ему женщину. Поклялась, что точно даст ему женщину. Сон согласился, конечно, и пообещал, что нашлет сон на Зевса после Этого.

Далее идет сам процесс обольщения. Это, конечно, самое интересное, но пересказывать я устал, смотри XIV, строфы 295-340. И еще, когда Зевс делится с Герой своими впечатлениями по поводу того, какая любовь сейчас "влилася ему", он перечисляет всех (почти) своих любовниц, как пример, что никогда де не вливалось ему раньше, как сейчас влилось. Перечисляет он Иксиону, Данаю, дочь Феникса, Алкмену, Семелу, Лето с упоминанием детей, которых они ему родили. Гера, известная своей ревностью, верно ненавидела Крониона в этот момент, как говорится "и был ненавистен он сердцу богини".

Дальше творится что-то невообразимое. Зевс значит сам предлагает тудым-сюдым. Заметим, не Гера, она хитра, и сделала все, чтобы Зевс сам загорелся без подсказки. Так как они находятся на Идейской вершине, Гера говорит: как же здесь на вершине Идейской "любви насладиться", ведь нас могут увидеть? Она говорит совершенно странные вещи: "Тогда не посмею, восставшая с ложа, // Я в олимпийский свой дом возвратиться: позорно мне будет!" и предлагает перейти в опочивальню, раз уж оно все так. Зевс уверяет, чтобы она не беспокоилась, так как он сейчас нагонит "облак златой", что никто ничего не увидит.

Всё! Это ВСё!

Грусть, тоска меня снедает, господа, как же так? Это нарушение принципа истинности. Перед нами нечто, оставшееся без подробного описания. Более того, чтобы скрыть ПА, прописан диалог, довольно подробное описание растительности, которая выросла над опочившими. Такой повод восславить громовержца и его непревзойденные достоинства, подробно разобрать, что было прежде, а что потом, но.. Противореча всему и самому здравому смыслу, здесь перед нами разверзается такая лакуна, что могут появиться вопросы к стыдливости скорее Гнедича, чем Геры. Лениво погугля, я ничего толкового об этой теме не нашел. Так и уснул грустный, ибо знаю я, что друзья-товарищи, жившие три тысячи лет назад, не боялись восславить могущество Зевса во всех областях его деятельности с документальными подробностями и живой натуралистичностью, ибо...

Ибо время для древнего рапсода - это смена сезонов, это вращение неба, это циклы, состоящие из цикликов, и чем подробнее, чем живее, чем детальнее ты представишь прошлое, тем оно истиннее (так сказать). А если ты представишь свое славное прошлое как истину, ты будешь уверен в будущем. Так что либо рапсоды сомневались в божественном сексе, либо меня обманул одноглазый поэт.

57 views
Add
More
Философия - это не мертвые высказывания древних, но всегда поиск и битва. Телеграм-канал @verasmus
Follow