Igor Verasmus
Философия - это не мертвые высказывания древних, но всегда поиск и битва. Телеграм-канал @verasmus
Read 5 minutes

οχλος

Пост-пред-празднично-е

Я об этом как-то рассказывал, когда записывал подкаст о Сократе. В числе всех прочих достоинств было и то, как повел себя Сократ в 406 году на суде, когда состоял в совете пятисот. Афиняне тогда судили восемь стратегов, принесших последнюю победу в войне с Пеллопонесским союзом. Афиняне их тогда казнили. Вот эти имена:

Перикл (не тот, кто поднял Афины "сколен", а незаконный сын его)

Диомедонт

Лисий

Аристократ

Фрасилл

Эрасинид.

Протомах и Аристоген сразу решили не возвращаться на родину, чуя что-то и чем-то.

Я сейчас всякую букинистику скупаю, и вот на днях я купил двухтомник "Историки античности". Там есть и сочинения Ксенофонта, ученика Сократа. Он довольно подробно описывает битву при Лесбосе или, как ее чаще называют, при Аргинусских островах, и суд над победителями этой битвы. Что же там произошло?

Пелопоннесская война приближалась к неминуемому плачевному для Афин завершению. Спартанцы уже хорошо развили флот при участии персов и к моменту битвы сменили наварха (командующего флотом) Лисандра на Каллитратида. Ксенофонт подчеркивает, что битва готовилась важная: спартанцы и их союзники выставили 120 кораблей, афиняне - более 150, причем афинские экипажи составляли как свободные, так и рабы, которые использовались лишь при острой необходимости. Афиняне победили, освободили осажденную ранее Митилену при довольно незначительных потерях со своей стороны. Лекедемоняне потеряли 69 кораблей и в страхе бежали на Хиос и в Фокею. Каллитратид был мертв. И вот здесь афиняне не дожали, потому что и не смогли догнать тех, кто сбежал в сторону Хиоса, и осаждавший ранее Митилену Этеоник причудливо сбежал по суше.

По всей видимости победа в этой битве сразу была воспринята афинянами как формальная и недостаточно победная, потому что как-только в Афинах стало известно о ее результатах, все стратеги были сразу освобождены от своих обязанностей. Возможно Афины не были впечатлены победой и потому, что уже становилась ясно: никакая единичная победа не спасет их от глобального поражения. Чтобы Афины узнали об этом как можно раньше позаботились триерархи Ферамен и Фрасибул. Что с ними не так? Дело в том, что в то время, когда основная часть афинского флота, разбив основную часть флота спартанского, пошла освобождать Митилену (это, кстати, город на Лесбосе, который во время Пелопоннесской войны уже поднимал восстание против афинян и Делосского союза, поэтому "освободить" его было крайне важно), так вот, пока основной флот пошел освобождать, триерархам Ферамену и Фрасибулу было поручено собрать погибших, плавающих в воде, чтобы затем с употреблением необходимых ритуалов и обрядов похоронить на родине. Но Посейдон оказался против. Разразилась такая буря, что мертвых раскидало невесть куда, а те, кто приплыл за ними, рисковали пополнить их дрейфующие ряды. Итак буря не дала. И погибшие не были собраны. Прекрасно понимая, что все это значит, триерархи отправили весть в Афины об исходе битвы и невыполнении необходимейшего, как бы намекая, что виноваты стратеги, а вот они Ферамен и Фрасибул весьма возмущены таким их поведением.

По прибытии стратегов на родину (Афины для грустных), Эрасинид сразу же был отправлен в тюрьму из-за обвинения в присвоении себе госденег. После того как еще свободные стратеги сделали доклад в Совете о прошедшей битве и о буре, которая помешала соблюсти ритуал, они, оставшиеся пять, были арестованы, а дело их было передано на суд народного собрания. Нужно сказать, что Ксенофонт описывает процедуру с некоторым к ней пренебрежением, как бы уже предваряя, что от народного собрания ничего доброго ждать не приходится. Стратегов обвиняют несколько человек, особенную активность проявляет Ферамен, он подготовил свой собственный доклад, где оправдывался бурей опять же. Ксенофонт подчеркивает, что стратегам было дано значительно меньше времени для оправдательной речи, чем этого требует закон. ...

если уж хотеть во что бы то ни стало кого-нибудь обвинить за то, что жертвы морского боя не были подобраны, то в качестве обвиняемых могут предстать только те, кому это было поручено сделать

- передает речь стратегов Ксенофонт. Таким образом было сформировано две группы, которые просто боролись за жизнь: триерархи и стратеги. Стратеги при этом оправдывали и триерархов, указывая на объективную причину невозможности подобрать погибших. Ферамен же, будучи триерархом и обладая навыками примой логики, боролся за то, чтобы осудить стратегов. Что было ясно всем, так это то, что народное собрание жаждет крови, и осталось лишь решить, кто ее прольет. Как передает Ксенофонт, народ был уже готов склониться к нисхождению, но, когда уже все было собрались голосовать путем поднятия рук, выяснилось, что уже темно - ночь, господа, и рук не видно. Было решено перенести разбор до следующего собрания. Шло время. Настал траурный праздник Апатурий, во время которого Ферамен и Ко находят людей, одетых в траурные одежды, и убеждают их выступить в качестве родственников погибших воинов. Те выступают. Затем внезапно появляется "выживший" в той битве и говорит, что погибшие перед смертью ему сказали, чтобы "выживший" сказал Совету, что стратеги не предприняли никаких усилий для спасения тех, кто впоследствии погиб.

Вы видите, что о победе уже никто и не вспоминает. Общество пребывает в истерии загнанного в угол собакена, который, защищаясь от тени, грызет свою собственную лапу. Люди деморализованы и психологически угнетены войной, итог которой становится все ясней, и единственным облегчением кажется найти виновных и наказать. Даже не так. Я думаю,люди, где-то очень глубоко чувствующие свою ответственность за крах Афин, мечтали тогда, чтобы стратеги были неуязвимы, неумираемы, чтобы их можно было наказывать сколько угодно долго. Когда умирает тот, кого ты хотел убить, ты чувствуешь пустоту и обиду на того, кто так быстро умер.

К обвинению стратегов также присоединился афинский политик Калликсен, которому все-таки хотелось поскорее. Он предлагал голосовать единым списком по упрощенной схеме, без разбирательства дела каждого человека. Тем, кто был не согласен с предложением Калликсена, так как оно было вообще-то незаконно, предложили пройтив ряды обвиняемых, и они перестали.Детально разбирая ход событий, Ксенофонт дает картину характерной для афинских порядков манипуляции толпой. Толпа же в свою очередь страстно жаждет решить участь героев как-нибудь понажористей, теша при этом свое самолюбие, мол, демос решает все. Единственный, кто не согласился с обвинением Калликсена, был Сократ. Через семь лет демос решит и про него. Хотя, как я уже писал, у Сократа были конкретные обвинители, среди которых и сам Сократ, которые оправили его в Аид. По прочтении Ксенофонта проникаешься, конечно, некоторым презрением к охлосу, а именно это слово он использует, когда говорит о народе, судившем стратегов. Охлос туп, разводится легко, устраняется еще проще.

Справедливости ради следует также упомянуть о речи Евриптолема, который так же призывал разбирать отдельно дело каждого обвиняемого, упрекал афинян в том, что они уподобляются врагам, совершая беззаконие.

Счастливые победители, - вы хотите поступить, как несчастные пораженные... Столкнувшись с ниспосланным богом неизбежным роком, вы готовы осудить, как изменников, людей, которые не в силах были поступить иначе, чем они поступили, не будучи в состоянии из-за бури исполнить приказанное... Не делайте же этого: ведь гораздо справедливее увенчать победителей венками, чем подвергнуть их смертной казни, послушавшись совета дурных людей

После этой речи Евриптолема стратеги были казнены - логика 406 года. Афиняне подписали свое поражение.

Поздравляю тебя, страна! Судя по тому, с какой страстью ты мне суешь что-то черно-оранжевое и с каким самозабвением поклоняешься чему-то усатому, ты уже давно готова к подобным подвигам. Закон о ритуале стал важнее самих людей. Завтра мой город сотрясут неистовствующие вакханы, замурованные в пилотку дети - несчастные люди, несущие мертвых в надежде получить от них еще две-три гранулы победы при Лесбосе. Победы, которая, как теперь уже ясно, означала лишь поражение. Поздравляю, ты классно косплеишь.

20 views
Add
More
Философия - это не мертвые высказывания древних, но всегда поиск и битва. Телеграм-канал @verasmus
Follow