Ferdinand B
Ferdinand B
Read 8 minutes

Nomadland и amazing, gender diverse people

"Трогательное бесстыдство" фильма Nomadland, снятого Chloé Zhao с Френсис Mакдорманд меня возмутило. Фильм и все остальные, режиссер, главная роль, получили Оскара. Однако, не та тема была взята для представления, а та, что взята, радует адептов wokeness, полностью прикрывая кошмар и ужас настоящих главных героев блокбастера, вынужденных подобно статистам украшать эту странную театрально-драматичную историю. Далее пойдет текст для тех, кто смотрел фильм, поэтому я не буду пересказывать его действие, но скажу, о чем он по-настоящему.

Из интервью Френсис Макдорманд есть основание считать, что актриса реализовала свою, "актерскую" версию, такой мечты о пожилой женщине, уехавшей путешествовать по дорогам для своего удовольствия или любви к приключениям, для проявления столь модной в Америке женской независимости. [1]Она давно хотела об этом снять фильм, по ее словам. Даже по происхождению была из этих trailer trashkids, как я понял. [2]Я полагаю, что это и ее “режиссерская работа” тоже. Джао никак не могла бы такое снять сама, поскольку она чужая в американской культуре (приехала в 18 лет и тогда же выучила язык) и в профессии тоже. Да, я знаю про ее фильм The Rider, но он получил признание, как фильм китаянки об индейце, по моему личному мнению. Как и первый ее фильм, связанный с тем же самым - diversification. Она ведь действительно из других кругов - родилась с китайской коммунистической серебряной ложкой. Отец, член КПК, руководитель сталелитейной компании, потом успешный китайский девелопер, женат на популярной китайской комедийной актрисе.[3]Мать режиссера, первая жена отца, тоже работала в развлекательной индустрии Китая, в роли, которая странно описывается в прессе. [4]Джао, ребенок давно разведанных родителей, училась в разных board schools для богатых, пока попала в США, зацепилась и занялась кинематографом и привычно последовала идеалогической повестке.

Макдорманд, исполнительница главной роли, играет, судя по рассказанным ей интервью, романтический образ, который она придумала много лет назад. То есть, реального в фильме только entourage, который, видимо, прямо взят из книги Jessica Brouder, Nomadland: Surviving America in the Twenty-First Century. Амазон же, это третий участник фильма, для которого этот фильм был подобен рекламному ролику, по пониманию корпорации. Письмо на Амазон с просьбой участия Макдорманд написала сама[5], она это сказала в каком-то очередном интервью. Поэтому Амазон там представлен таким плюшевым. Четвёртый участник, сами номады, там проходят, на самом деле, как показанные едва заметным пунктиром. Old mad cuties. За кадром остался факт в том, что, к сожалению, Амазон нещадно эксплуатирует этих 60-70 летних милых бродяг, платя им только 15 долларов в час, при этом ограничивая(!) их рабочее время, мучая во время этого рабочего времени (все по высшей технологии, конвейру и по электронному секундомеру), без страховок, без профсоюза, без медицинского обслуживания, откровенно пользуясь их незавидным и нуждающимся положением, без отношения к возрасту и физическому состоянию. Это slave labor нового времени.

Объясню, людям незнакомым с этим забытым и ретушированном предметом съемки. Номады, это американская бродяжническая субкультура пожилых и не очень. Таких субкультур в Америке, на самом деле, очень много. Кроме Номадов, есть trailer trash[6], это оседлые «номады», у которых уже нет возможности никуда ехать. Во Флориде, например, целые трейлерные города таких пенсионеров, в разных уровнях состоятельности. Есть ещё условные «люди леса», «люди гор». Эти две последние категории отказываются иметь регистрации и документы, быть может их потеряли, поэтому проживают дикарем по одиночке или в сообществах, в чащах и труднодоступных местах. Как не удивительно, они, в основном, все белые[7], хотя в наше время среди них становится все больше испаноязычных. Все перечисленные зарабатывают поденным трудом и за наличные, не имеют страховок и пенсионных сбережений. Половина или более из них в «пенсионерском» возрасте или даже за его пределами. Чтобы хоть как-то сводить концы с концами они кочуют (пока могут физически и финансово обеспечить свои автомобили и другие средства передвижения), нанимаются, где могут и тд. Основная причина такого положения – ВОЗРАСТ, ДОЛГИ, личное банкротство, разводы, потеря работы и тд. Как следствие, все они, так или иначе, были выселены из собственного дома или лишились его по суду, или даже не имели собственного дома никогда. То есть снимали квартиру, пока имели приличную работу и были молоды. Ввиду преклонного возраста и отсутствия сбережений они не могут после разорения ни на что рассчитывать, даже на государственную помощь, для которой требуется точное и определенное место жительства, документы и страховки, которых у них нет или были утеряны. Большинство их них работали всю жизнь и остались ни с чем. Эта очень печальная страта общества, хотя в ней тоже некоторые живут весело, некоторые мужественно и почти все независимо. Да, в американском обществе есть социал-дарвинизм, проблемы семейного воспитания, но все это отчасти уравновешивается благотворительной и религиозной помощью, некоторыми возможностями общества, пока ты молодой и здоровый. То есть, этим людям, по-возможности, помогают все и кто, как может, если пожелает. Но не все могут получить эту помощь, не на всех ее хватает и не всем она светит (например, пенсионеры заключённые, просто больные и психбольные), да и не все помогают им, если честно. В городах приходится жить на улице, в провинции же помощи почти нет. Однако, минимальный процент из этих людей оказался там, где его нашла китаянка-режиссёр, по собственной воле к свободе и только из-за того, что путешествовать в преклонном возрасте «суперприкольно» или тянет.

Макдорманд и Джао, в целом, использовали социальную боль, которая была в книге журналистки Блоудер и все-таки отчасти предстаёт в объективе, как способ исследования своего понимания драмы и продвижения своих и так довольно успешных характеров. Даже Макдорманд в этом фильме, всем своим образом показывает независимость, женскую свободу, а не проблемы пенсионного возраста в Америке, когда ты разорен и болен, риски в дороге, психологические проблемы, проблемы со здоровьем и вообще истинные причины, почему и откуда берутся все эти Nomads, а также что с ними происходит. Нет, конечно, искусство может быть каким угодно. Однако, никто почему-то не изображает щемящее романтическое счастье на войне (вне контекста войны) или радостную повседневную жизнь заключённых (без тюрьмы), а также семейную жизнь рабов на плантации (без плетки и кандалов). В этом фильме, как бы, отражена философская проблема «интерпретации другим» себя и других. То, что для Макдорманд игра, для других единственная жизнь. Что для китаянки Джао свершение жизни, то есть фильм - есть совсем не то, как дела обстоят в реальности. Ведь минимальный процент из этих пожилых людей оказался там, где его нашла китаянка-режиссёр, по собственной воле к свободе и только из-за того, что путешествовать в преклонном возрасте «суперприкольно». И Макдорманд, и Джао воспользовались неприглядным социальным феноменом, исследованным в книге журналистки Блоудер (именно для поднятия социальной проблемы нищеты и одиночества этих людей она ее написала), как базой для своего развлекательного и политического сценария, поэтому в их зеркале реальность предстала совершенно иначе. То есть, в кино эта проблема предстаёт всем в объективе камеры по-другому, лишь как способ продвижения своих и так довольно успешных характеров, проявления собственных драматических талантов в русле современной общественной политики. Однако, неминуемо для самоутверждения их в профессии, т.е. обогащения более успешных, на самом деле, послужили наиболее несчастные члены общества. И вдвойне это становится неприятно, когда понимаешь насколько "рассчитанной рыночно" оказалась эта работа, на самом деле созданная в рамках известной политической экзальтации вокруг проблем gender-а и diversification в современной Америке.

Говорят, что своими антикитайскими заявлениями Джао сделала фильм цензурированным в Китае, но не велика беда, да и странно, что его не показали в качестве доказательства американского социального упадка. По китайским меркам, где принято заботится о стариках в семье, поскольку нет пенсий, это американское киношное бытие стариков чудовищно и может вызвать интерес у современного партийного китайца[8], своим явным проявлением «упадка западной культуры». Это, как бы, подтверждает болезнь и неправильность американского общества. Ведь с любой точки зрения кочующие бездомные пожилые люди (даже в представлении Макдорманд на экране) — это большая проблема бессердечного общества, любого, по-видимому, кроме США, где предпочитают diversification, BLM и gender problems более важными в виде насущных проблем вместо всего этого.

Те, кто премируют этот фильм, также страшно далеки от эпизодически возникающих в фильме реальных несчастных «кочевников». Они вознаграждают фильм, режиссера и актрису с высоты своих политических заблуждений и амбиций, а не в рамках «искусства». Как режиссёр, Джао, осталась абсолютно бесстрастной к самой реальной жизни, являвшейся основой для фильма, будучи иностранкой с серебряной китайской ложкой во рту. Мое предположение, как было сказано выше, что фильм снят не Джао (видимо, на ее деньги и Амазона), а самой Френсис Макдорманд, которая действительно профессионал, видит драму там, где другие ее не ощущают. Но она показывает свою интерпретацию, имеющую совсем другою мотивировку, как бы она ее ни представляла. Этот «профессионализм актерычей», особая философская статья. Греки, на даром все считали комедией, поскольку настоящая трагичность на сцене не происходит, эта трагичность понарошку, она сама не есть жизнь. Настоящая кровь не льется, а убийство показывали где-то за вуалью или вообще за сценой. Ceci n’est pas une pipe, как изобразил классик. В этом случае вопрос - чем же мы тогда вообще восхищаемся?

Про стариков-номадов публика уже забыла, увлечённая новыми шедеврами diversification. После фильма, правда, Амазон стали отчаянно мучить. Вроде бы, даже они признали, что сотрудников заставляют писать в бутылку во время работы в виду отсутвия facilities (то есть, для их же пользы, ну, чтобы время на туалет не вычитать с помощью высокотехничного табеля). Центр сортировки, который, по сути, предоставлял этим старикам единственную возможность хоть что-то заработать, нещадно их при этом эксплуатируя, скорее всего закроют или уже закрыли, лишив бедолаг пропитания совсем. Это и будет результат этой социальной драмы, снятой для развлечения тех, у кого настоящих проблем нет. Макдорманд найдет себе новую тему, а у Джао появится еще одна планка в резюме. Джао теперь будет снимать кино уже про черного шерифа в новом woke-alike-western movie. А также в другом проекте, уже по комиксам для Marvel[9], про которые понятия не имела и знает столько же, сколько и про номадов, которые возникли ещё до ее рождения, но ничего - что номады, что ковбои, комиксы, для wokeness это все без разницы.

С моей точки зрения это все, что надо знать про современное американское «независимое» кино. Вся эта критика, тем не менее, не является полным отказом киноискусству и, в частности, американскому, а также самой Макдорманд. Просто есть soft porn, а есть hard core. Если живешь в мире, где порнографии отказывают в существовании (это вопрос ещё почему?), то любое проявление ее в виде разрешенной и допустимой обнаженности, эротики или даже soft porn кажется необычайно значительным, хотя прикрывает, всего на всего, чей-то искусственный политический стыд, настоящее равнодушие и суровую «реальность» человеческих отношений.

Голливуд одарил Оскаром не Джао, а Амазон. Номады же пошли вымирать дальше по дороге в поисках пропитания, лишенные работы.

13 views
Add
More