ЗДОРОВЬЕ и ИНТЕЛЛЕКТ
ЗДОРОВЬЕ и ИНТЕЛЛЕКТ
Наука, общество, медицина, здоровье, долголетие, лекарства и бады = блогинг и новости
Read 5 minutes

Как мозг реагирует на красоту

Учёные ищут нейронную основу загадочного переживания.

Красота, которую преследуют как поэты, так и художники, неуловима. Мы ищем её в природе, искусстве и философии, а также в наших телефонах и мебели. Мы ценим её без объяснений, стремимся окружить себя ей и даже теряя себя в погоне за ней. Наш мир определяется ей, и всё же мы боремся за то, чтобы когда-либо дать ей определение.

Image for post
Изображение Andriy Onufriyenko Getty Images

Как заметил философ Джордж Сантаяна в своей книге "Чувство красоты" 1896 года, внутри нас существует "очень радикальная и широко распространённая тенденция наблюдать красоту и ценить её".

Такие философы, как Сантаяна, веками пытались понять красоту, но, возможно, сейчас учёные тоже готовы попробовать свои силы. И хотя наука ещё не может сказать нам, что такое красота, возможно, она может сказать нам, где она находится или где её нет.

В недавнем исследовании, группа исследователей из Университета Цинхуа в Пекине и их коллеги, изучали происхождение красоты и утверждали, что в нашем мозгу оно так же загадочно, как и в реальном мире.

Нет недостатка в теориях о том, что делает объект эстетичным. Идеи о пропорциях, гармонии, симметрии, порядке, сложности и балансе были тщательно изучены психологами. Теории восходят к 1876 году – на заре экспериментальной психологии – когда немецкий психолог Густав Фехнер предоставил доказательства того, что люди предпочитают прямоугольники со сторонами, пропорциональными золотому сечению (если вам интересно, это соотношение составляет примерно 1,6:1).

В то время Фехнер был погружен в проект "внешней психофизики" – поиск математических взаимосвязей между стимулами и их результирующими восприятиями. Однако то, что одновременно очаровывало и ускользало от него, было гораздо более трудным поиском "внутренней психофизики" – соотнесения состояний нервной системы с сопровождающими их субъективными переживаниями. Несмотря на свои эксперименты с золотым сечением, Фехнер продолжал верить, что красота в значительной степени находится в мозгу смотрящего.

Итак, какая часть нашего мозга реагирует на красоту? Ответ зависит от того, рассматриваем ли мы вообще красоту как единую категорию. Учёные, занимающиеся мозгом, которые поддерживают идею такого «центра красоты», выдвинули гипотезу, что он может располагаться в орбитофронтальной коре, вентромедиальной префронтальной коре или островке [островковая доля].

Если идея салона красоты верна, то это будет значительная победа теории функциональной локализации. Согласно этой точке зрения, которая широко распространена и оспаривается, большая часть того, что делает мозг, является результатом узкоспециализированных структур.

Чтобы немного упростить идею, мы могли бы представить себе стикеры на областях мозга с описанием работы на них: «центр удовольствия», «центр памяти», «визуальный центр», «центр красоты». Хотя какая-то версия этой теории, вероятно, верна, это, конечно, не тот случай, когда любое психическое состояние, которое вы можете описать или постигать интуитивно – точно локализовано где-то в мозгу.

Тем не менее, есть отличные доказательства, например, что определённые части зрительной коры обладают исключительной избирательностью к движению [многие нейроны зрительной коры избирательно реагируют на определённые направления движения]. Иные, непересекающиеся части [мозга] совершенно чётко активируются только лицами[*]. Но на каждое тщательное исследование, которое обнаруживает убедительно локализованную функцию мозга, есть ещё много других, которые не смогли сопоставить область мозга с конкретным описанием работы.

[*]...основные (ядерные) нейрональные сети, имеющие отношение к узнаванию лиц, охватывают «зону лица» в веретенообразной извилине (т. е. латеральной затылочно-височной извилине – fusiform face area) на вентральной поверхности головного мозга, а также «зону лица» в затылочной доле (occipital face area) и задние отделы верхней височной извилины. Наряду с этим к узнаванию лиц имеет отношение и нейрональная сеть, охватывающая передневисочную «лицевую зону», нижнюю лобную извилину и предклинье. [Григорьева ВН, Машкович КА. Лицевая агнозия в клинике поражений головного мозга. Неврология, нейропсихиатрия, психосоматика. 2018;10(4):111–115.]

Вместо того, чтобы потенциально добавлять к смеси неубедительных и недостаточно обоснованных исследований о том, локализуется ли восприятие красоты какой-либо конкретной областью мозга в своем недавнем исследовании, исследователи Университета Цинхуа решили провести метаанализ.

Они объединили данные многих уже опубликованных исследований, чтобы увидеть, появился ли согласованный результат. Команда сначала прочесала литературу на предмет всех исследований визуализаций мозга, которые изучали нейронные реакции людей на визуальное искусство и лица, а также попросили их сообщить, было ли то, что они видели, красивым или нет.

После обзора различных исследований у исследователей остались данные 49 исследований, представляющих эксперименты с 982 участниками. Лица и изобразительное искусство воспринимались как разные виды красоты, что позволило провести концептуально простую проверку гипотезы о центре красоты [в мозгу].

Если трансцендентная красота с заглавной К действительно была чем-то общим для лиц и визуального искусства и обрабатывалась в области мозга отвечающей за красоту с большой буквы К, то эта область должна проявляться в исследованиях, независимо от того, что конкретно считается красивым. Если бы такой области не было, то лица и изобразительное искусство были бы, как говорят родители о своих детях, «по-своему прекрасны».

Метод, используемый для анализа объединённых данных, известен как Оценка вероятности активации / activation likelihood estimation (ALE).

За небольшой статистической формальностью скрывается интуитивная идея: мы больше доверяем тому, за что проголосовало больше людей. ALE рассматривает каждое из 49 исследований как нечёткий, подверженный ошибкам отчёт об определённом месте в мозге – грубо говоря, об определённом месте, которое "активировалось", когда проводился эксперимент, вместе с окружающим облаком неопределённости.

Размер этого облака неопределённости был большим, если в исследовании было мало участников, и маленьким, если их было много, таким образом моделировалась достоверность, возникающая при сборе большего количества данных.

Затем все эти 49 точек и их облака были объединены в общую статистическую карту, дающую интегрированную картину активации мозга по многим исследованиям и позволяющую сказать, насколько мы уверены в консенсусе между экспериментами.

Если после слияния (все облака были маленькими и располагались близко друг к другу) один небольшой регион светился красным светом, это означало бы, что он был достоверно активирован во всех различных исследованиях.

Выполняя этот анализ, исследовательская группа обнаружила, что красивое визуальное искусство и красивые лица достоверно вызывают активность в чётко определённых областях мозга. Здесь нет сюрпризов: предполагается, что мозг что-то делает, когда вы смотрите на визуальный стимул. Однако области мозга почти полностью не пересекались, что ставило под сомнение идею об активации общего центра красоты.

Это значит, что если мы доверимся выводам этого исследования, то красота лица – это не то же самое, что красота картины. Красота множественна, разнообразна, заключена в характерных особенностях её выражения.

Возможно, предполагаемый центр красоты действительно существует и просто не был обнаружен по разным методологическим причинам. И, разумеется, этот анализ вряд ли решает такой глубокий и трудный вопрос, как этот.

Тем не менее, это поднимает важный вопрос: чего мы пытались достичь? Почему нас волнует, связана ли красота с одной областью мозга или десятью? Сделает ли последнее красоту в 10 раз прекраснее или уменьшит её в 10 раз?

Более актуально: Как происходит, что мы воспринимаем красоту по-разному, если известно, какие области мозга отвечают за неё?

Вероятно, пройдут многие годы, а может быть, даже поколения, прежде чем у нас появится что-то вроде нейробиологии эстетики, которое и физиологи, и гуманисты сочтут действительно привлекательным. Но мы можем быть уверены, что соблазны красоты тем временем будут возвращать нас в это запутанное, интригующее и неизведанное место.

источник https://www.scientificamerican.com/article/how-the-brain-responds-to-beauty/

редактура и адаптация Дмитрий Бобров

2 views
Add
More
ЗДОРОВЬЕ и ИНТЕЛЛЕКТ
Наука, общество, медицина, здоровье, долголетие, лекарства и бады = блогинг и новости
Follow