Darya Chemeris
Пишу для себя. Веду блог о жизни в Южной Корее
Читать 5 минут

Метро

Сегодня он осознал, что уже не помнит, сколько дней живет в метро.

Имя Пак Лин

Возраст 17 лет

Национальность Южный кореец

Статус Бездомный

Адрес Республика Корея. Пусан. Синяя ветка метро.

Он смотрел перед собой невидящим взглядом. А мимо проносились люди, вбегая и выбегая из вагонов, толкаясь и уступая друг другу дорогу, о чём-то говоря или уткнувшись в свои телефоны.

Оказывается вот как это происходит. Сначала ты идешь в подземку, когда не хочешь возвращаться домой и денег нет, и это самое теплое место в большом городе зимой. Потом, пригревшись, засыпаешь, а при пробуждении тебя ждут несколько мелких купюр, как раз на кимбаб*. Потом ты решаешь переночевать в укромном уголке на одной из пересадочных станций. Да так удачно, что служащие метро тебя не находят, или делают вид, что не находят. А на следующий день, ты радостно бродишь по городу, наслаждаясь свободой и бездельем. Кто-то из друзей подсобит едой, кто-то пустит переночевать. С кем-то ты носишься по рынку, подворовывая еду, а если повезет, то и алкоголь. А однажды просыпаешься, все на той же пересадочной станции и осознаешь, что ты - самый настоящий бездомный. Из таких, которыми маленьких детей пугают бдительные родители, а в школах про них показывают профилактические фильмы. Да, дружок, ты - БОМЖ. Вот как это просто!

Лин вспомнил как все началось. Это был один из типичных воскресных семейных обедов. Он без аппетита ковырялся в кимчи**, пока отец не спросил в чем дело.

Дай денег на новую лицензию Warcraft***, - Лин все так же смотрел в тарелку, он сердился: его друзья давно уже прошли базовые уровни, а он ни в зуб ногой. Но в этот раз отец заупрямился:

На игры значит время есть, а на нормальный школьный рейтинг**** - нет? Как ты жить собираешься, бездельник!

Их размолвка была грандиозной. Настоящая ссора века! Слова сыпались как стрелы, пронзая самые уязвимые места. Даже сейчас Лин поежился от неприятных воспоминаний. В конце концов, окончательно выйдя из себя, парень вылетел из дому, клятвенно обещая себе не возвращаться. А потом была первая ночь в метро.

Лин, конечно, звонил домой, успокаивал мать, уверяя, что с ним все в порядке, что не надо полиции, и домой он вернется, но позже. Он до сих пор был зол. На отца, за его непонимание и вечное безденежье; на мать, которая всегда на работе и ей постоянно не до него; на весь мир в целом, и вселенскую несправедливость в нем; и, в конце концов, на себя, что не сияет так, как некоторые из друзей. Да, пожалуй, зависть мучила тоже.

Вдруг что-то вырвало Лина из плена невеселых мыслей. Кто-то кинул мелкую купюру к ногам. Лин уже привычным движением потянулся за ней, и невольно взглянул на благодетеля. Это был паренек приблизительно его возраста, одетый в форму корейского строителя. Он энергично о чем-то говорил по телефону, и, похоже, подал милостыню совершенно машинально. И тут Пак Лина осенило. Сколько можно сидеть в метро, черт возьми! Я молод, мне семнадцать лет, и я могу иметь то, что хочу, если буду работать. Вот как этот пацан.

Злость отступила, Лин радостно приподнялся, и получил сильнейший удар по шее. Потом под дых. Потом снова, и снова. Удары сыпали беспощадным градом. Парень никак мог сообразить, что происходит. Боль сжимала его плотным кольцом, перед глазами все плыло в красном тумане. Он пытался рассмотреть четверых мужчин, совершенно незнакомых. Они стояли вокруг него стеной и методично били. Почему? За что? А за секунду до отключки, промелькнула мысль: Как же это не вовремя …

Лин пришел в себя на полу двигающегося вагона. Похоже, все еще в метро. Парень на удивление легко приподнялся и огляделся. Вагон был совершенно пуст, погруженный в полумрак: горело всего несколько лампочек. Бегущая строка с остановками не работала. Он осторожно ощупал себя. Странно, но вроде цел, и даже ничего не болит. Похоже, повезло! Но всё как-то не так. По полу вытанцовывали пустые банки с клубками пыли, никто не делал никаких объявлений по громкой связи, и, на сколько хватало видимости, состав был пуст. Не похоже на пусанское метро. Парень поежился. Нехорошее предчувствие все больше и больше нарастало. Внезапно поезд начал торможение, но станции видно не было. Пак Лин глянул в окно. Тут свет в вагоне погас и стена тоннеля озарилась, словно экран в кинотеатре. А потом началось кино.

Первым кадром было лицо очень знакомой девушки. Оно светилось. Ракурс изменился, оказывается девушка беременна. Лин с удивлением узнал маму. И сразу почувствовал радость, разливающуюся по всему телу каждый раз, когда она поглаживала животик. Следующими шли кадры с младенцем в утробе, и Лин вспомнил эти мгновения. Он ощутил особенный уют и какое-то бесконечное счастье. Фильм крутился дальше, не пропуская ни одной детали жизни. В его памяти восстанавливались не только события, но и чувства, возникающие в разные периоды. Боль рождения, первый вздох, холод, резкий запах больницы, шум голосов докторов и удушливый страх из-за смены обстановки. Счастье соприкосновения с мамой, ее аромат, вкус молока. Радость первых игр с папой, тембр его голоса, теплота рук и запах кофе. А потом Лин словил себя на том, что вспоминает не только свои чувства, но и осознает чувства людей с которыми сталкивался. Первая ссора с отцом, и Пак Лина пронзила боль, которую он причинил папе. Первая любовь в школе. Он тогда голову потерял, но смелости признаться не хватило, а зря. Девчушка-то тоже была влюблена и он всеми фибрами души ощутил ее страдания. Лучший друг со средней школы, Хен Бин, оказалось завидовал его семье: у самого родители в разводе, а сестренка вечно по больницам. Казалось, Лин физически чувствует горечь друга. Так вот почему они перестали дружить!

Фильм ускорялся, жизнь проносилась в бешенном темпе, но четкость восприятия от этого не страдала. Наконец замелькал эпизод со злополучной размолвкой с отцом. К этому моменту парень уже знал, что у папы периодически дела шли не очень, как сильно он с матерью его любят, и как бережно они копят деньги на его будущее, отказывая себе почти во всем. Чувство стыда жгло Лина адским пламенем. И наконец финал. Четверо парней, бьют его нещадно. Они на подхвате у метрополитеновской мафии, их задача подготовить таких как он «к сотрудничеству». Только вот в этот раз ребята перестарались. Но Пак Лин уже не сердился. Никто из них не получал удовольствие от избиения. Каждый пришел на эту работу не по собственной воле: один выплачивает долги мафии своего непутевого брата; другой всеми правдами и неправдами достает средства для лечения матери; третий - сам бездомный, и в одну из холодных зим, когда он умирал от холода и голода, бандит спас его, превратив в пожизненного раба; а четвертый - единственный кормилец своих многочисленных братьев и сестёр, родителей они потеряли много лет назад. Слезы жгли Лина: целая гамма своих и чужих чувств обрушились на него, что-то неуловимо меняя в душе.

-Сынок! Сынок! Просыпайся! Давай, дорогой,- голос мамы неожиданно ворвался в пространство вагона. Повинуясь невидимой силе, поезд тронулся и, наращивая невероятную скорость, помчался на звук. А в следующий момент Пак Лин очнулся. Перед глазами не ясно просматривалась какая-то белая комната, похожая на больничную палату. И два родных лица склонились над ним. Слезы всё еще катились по щекам, а тело ломило от боли. «Живой!», - он облегченно вздохнул про себя, а вслух прошептал:

-Мама, папа, простите меня…

—————

*Кимбаб - корейский ролл, в качестве начинки добавляют все, что есть в холодильнике.

** Кимчи - национальное корейское блюдо, вариация маринованной капусты, как правило, очень острое.

*** World of warcraft- компьютерная игра. В Корее не пользуются пиратскими копиями.

**** В Корее используют рейтинговую систему оценивания успеваемости учеников.

13 просмотров
Добавить
Еще
Пишу для себя. Веду блог о жизни в Южной Корее
Подписаться