Черное Солнце
Снимите розовые очки. Мы покажем вам мир в истинном цвете. Черное Солнце освещает те вопросы, которые не принято задавать.
Read 4 minutes

«Сила корочки»

Довелось мне в конце 90-х расследовать несколько эпизодов по одной получившей большую, но весьма печальную известность в Москве преступной группировке (название оглашать не буду, потому что сразу будет понятно мое территориальное расположение). Так вот, при задержаниях у многих участников этой банды были обнаружены поддельные, но очень высокого качества, удостоверения следователей военной прокуратуры какой-то войсковой части. Причем фамилии, имена и отчества у бандитов в этих ксивах были указаны подлинные, то есть бились с паспортами. Но, что характерно, все бандюганы по эти удостоверениям были в звании «капитан юстиции» и сфотографированы в соответствующей форме.

По ходу следствия в беседах на «четвертом спецу» (это была такая тюрьма в тюрьме – отдельный корпус внутри «Матроски» со своим режимом, там в свое время сидели всякие известные люди, вроде Руцкого с Хасбулатовым, «гэкачепистов» и видных маньяков) с двумя бандитами из той группировки у меня сложились нормальные отношения. И как-то я у них спросил, почему они все были капитанами юстиции на поддельных ксивах. Оба ответили одинаково: привезли один комплект формы – китель и рубашку с галстуком, и они все в ней сфоткались по очереди. Вот и весь секрет.

Еще помню случай в конце 90-х годов со следователем прокуратуры Бухарской (вроде бы) области Республики Узбекистан, который приехал в нашу область допросить несколько человек по какому-то своему делу. Его повязали почти что сразу, на вокзале, а все потому, что удостоверение узбекской прокуратуры было, конечно, очень красивое – с национальным гербом, цветной фоткой, отличной полиграфией и голограммами, вот только было оно на двух языках: узбекском и английском. То есть русского языка там не было в принципе. Немудрено, что смуглого паренька с непонятным документом ППС-ники из нашего города приняли моментально, а уже потом, после его криков о том, что он прокурорский работник, доставили для разборок к нам в прокуратуру. Кстати, я же потом этому парню и помогал искать людей по его делу, и допрашивал он их у меня в кабинете, а по окончанию своей работы он перед отъездом даже накрыл мне поляну в одном недорогом кабачке.

Еще одна история произошла в середине 90-х годов в нашем провинциальном городе. В одну из суббот с утра дежурным сотрудником по УБОПу заступил старый опер – майор Колесов. Только он приготовился к несению службы, то есть снял пиджак, ботинки, лег на стоявший в его кабинете диван и прикрыл глаза, как ему позвонили из дежурной части областного УВД и сказали ехать в Кировский райотдел, туда из кафе «Вдали от тещи» доставили какого-то парня, при котором обнаружилась ксива сотрудника новгородского (пусть будет так) УБОПа. Мол, ваш коллега, вы сами с ним и разбирайтесь.

Колесов на своей машине приехал в Кировский и получил там на руки пьяное впополам тело, шнурки, барсетку и удостоверение оперуполномоченного УБОП при УВД по Новгородской области на имя старшего лейтенанта милиции Захудалова. Обычное такое тело парня лет чуть меньше тридцати, в традиционном для тех времен обмундировании борца с организованной преступностью – кожаной куртке и туфлях-гробиках. Привезя это тело к себе в кабинет, Колесов оставил его отлежаться пару часов на диванчике. Потом привел в чувство, Захудалов вроде бы очнулся, но полностью сознание к нему так и не вернулось. На почве сушняка он постоянно пил чай, воду и так далее, на вопросы об новгородском УБОПе и работе отвечал очень скупо. Было видно, что Захудалову не просто плохо, а очень и очень плохо. Поэтому на вопрос Колесова: «Ну-ка, братуха, дай мне твою ксиву еще разок посмотреть», он механически достал уже отданное ему удостоверение.

Глянув в корки буквально мельком, Колесов отдал удостоверение Захудалову, а сам вышел с чайником из кабинета – как бы для забора воды. На самом деле он пошел в дежурку УБОПа, откуда позвонил двоим надежным операм со своего отдела, и попросил их приехать в контору как можно быстрее.

Когда коллеги Колесова прибыли в кабинет, он сказал Захудалову: «А теперь, братан, рассказывай, кто ты такой по жизни, и где ты эту ксиву поднял». Захудалов поупирался немного, шаря под сильно похмельного человека, но через час все-таки колонулся: никакой он не опер и не Захудалов, а фамилия его Косорылов. Хотя и из Новгорода, это да.

Но Колесов был старый воин, практически дослужившийся до седых тестикул, поэтому он записал данные этого Косорылова и пробил их по телефону через областную дежурку. Оказалось, что этот демон уже год как в розыске за Новгородом за несколько преступлений, и вроде бы даже за разбой. Конечно, по факсу послали туда запрос, откуда к концу дня тоже факсом пришла копия меры на этого Косорылова, и его поместили на ИВС в ожидании этапа в новгородский централ.

Потом Колесов рассказывал, что уже при первом взгляде на удостоверение этого Захудалова он почувствовал что-то неладное, но что именно – понять не мог, потому что выглядело оно безупречно. Но когда он попросил ксиву второй раз, то глянув мельком сразу понял, что его смутило: на фотографии жулик был одет под кителем не в серо-синюю повседневную рубашку, а в белую, парадную. А, как известно, фотографируются на служебное удостоверение только в повседневной форме одежды.

Вот так один маленький штришок, а также отлично развитые за долгие годы милицейской службы наблюдательность и паранойя позволили старому оперу разоблачить злодея с вроде бы безукоризненно подделанным документом.

12 views
Add
More
Снимите розовые очки. Мы покажем вам мир в истинном цвете. Черное Солнце освещает те вопросы, которые не принято задавать.
Follow