Черное Солнце
Снимите розовые очки. Мы покажем вам мир в истинном цвете. Черное Солнце освещает те вопросы, которые не принято задавать.
Read 10 minutes

Пабло Эскобар

Пабло Эмилио Эскобар Гавирия родился в 1949 г. в 40 км. от Медельина — городе Рионегро департамента Антьокия (исп. Antioquia), Колумбия.

Он стал третьим ребенком в обычной крестьянской семье. Маленький Пабло обожал слушать геройские рассказы о легендарных колумбийских «бандитос» (исп. banditos): как они грабили богатеев, помогая бедным. Будучи ребенком, он решил, что обязательно станет именно таким “бандитос”, когда подрастет. Кто бы мог подумать, что через каких-то пару десятков лет романтические мечты маленького мальчика выльются в национальный кошмар.


Начало

Когда Пабло было 12 лет, семья перебралась в пригород Медельина, городок Энвигадо. Подросток вскоре приохотился к марихуане. А в возрасте 16 лет будущего наркобарона выгнали из школы. С того дня Пабло начал карьеру «бандитос», воруя для перепродажи надгробные каменные плиты с местного кладбища. Далее, создав небольшую группу, он занялся угоном дорогих автомобилей и продажей их на запчасти. Затем Эскобара осенила очередная “гениальная” идея: он предлагал свою защиту потенциальным жертвам угона. Тот, кто отказывался платить банде, вскоре лишался своего «стального коня» — это был самый настоящий рэкет.

Далее, от воровства и рэкета Пабло перешел к совершению более тяжких преступлений – похищениям людей и убийствам. К 21 году Пабло имел множество соратников. Преступления группировки Эскобара становились все более безжалостными, жестокими и изощренными.

Эль-Патрон

В 1971 г. люди из банды Пабло Эскобара похитили состоятельного колумбийского землевладельца-промышленника Диего Эчеварио (исп. Diego Echevario), которого убили после продолжительных пыток. Это злодейство было с восторгом воспринято местными крестьянами-бедняками, ненавидевшими Эчеварио. Бедняки Медельина торжествовали, празднуя смерть Диего Эчеварио и, в знак признательности, стали уважительно называть Эскобара «Эль-Доктор» (исп. El Doctor). Тем временем, «Эль-Доктор» перехватил у чилийцев производство кокаина, превратив его в баснословно доходный бизнес, на котором фантастически разбогател, став одним из крупных преступных медельинских авторитетов, а его рейтинг в городе рос день ото дня. Именно в то время молодой «Эль-Доктор» стал «Эль-Патроном» (исп. «El Patron»), и с этим прозвищем он прожил до самой смерти.

Наркобарон

Новое поколение американских хиппи 70-х гг. уже не довольствовалось одной марихуаной. Потребовался новый, более сильный наркотик — кокаин. На нем Пабло Эскобар стал выстраивать свой криминальный бизнес. Он скупал у производителей кокаин, затем перепродавал его контрабандистам для переправки в США. Отсутствие “тормозов“, постоянная готовность Пабло убивать, маниакальная жестокость — все это ставило его вне конкуренции. Когда до Эскобара доходили слухи о каком-либо прибыльном криминальном деле, он просто силой захватывал его. Всякий, становящийся на его пути, хоть как-то угрожая его деятельности, сразу бесследно исчезал. Вскоре он заправлял практически всем кокаиновым бизнесом страны: без его разрешения ни один наркоделец не мог вывезти свой товар за пределы страны, он снимал 35% налог с каждой партии кокаина, обеспечивая ее доставку. Наркокарьера Эскобара складывалась более, чем удачно — «El Patron» буквально купался в деньгах, окончательно потеряв всякое уважение к законодательству.

В 1976 г. Пабло был задержан при попытке контрабандного вывоза партии кокаина, а через несколько лет офицер полиции, арестовавший его, и судья, выписавший ордер на арест, по его приказу были убиты.

Босс

Летом 1977 г. Пабло Эскобар, объединившись с другими крупными наркоторговцами, создал мощнейшую финансово-кокаиновую империю («Медельинский кокаиновый картель»), которая походила на государство в государстве и контролировала до 80% мирового оборота кокаина. У картеля имелась отлаженная сеть распространения наркотиков, свои подпольные лаборатории, спрятанные в джунглях, самолеты и даже новейшие подводные лодки. «El Patron» стал абсолютным лидером Медельинского картеля и самым неоспоримым авторитетом в кокаиновой индустрии мира. Он покупал вся и всех: полицейских, судей, политических деятелей. Если не действовал подкуп, в ход шел шантаж.

Робин Гуд

Картель постоянно «подкармливал» бедняков, строя для них дешевое жилье, и благодарный народ выбрал наркобарона членом Национального Конгресса. Не обделял Эскобар и себя, любимого. Он имел 500 тыс. гектаров земель, 34 поместья, в гаражах — 40 раритетных автомобилей. В основном поместье наркобарона было вырыто более 20 искусственных озер, 6 бассейнов, имелся даже небольшой аэропорт с несколькими взлетно-посадочными полосами. Казалось, что он просто не знает, куда девать деньги. В своем самом обширном поместье «Неаполь», расположенном на 20 тыс. гектарах, он создал крупнейший в Южной Америке зоопарк-сафари, куда со всего света свозили экзотических животных. Сюда были доставлены 120 антилоп, 30 буйволов, 6 бегемотов, 3 слона и 2 носорога.

Сам Пабло мало употреблял кокаин. К наркоманам он относился с презрением. Миллионы клиентов, служившие источником его несметного состояния, для него были лишь недочеловеками. В Медельине Пабло развернул большое строительство, он прокладывал дороги, возводил стадионы и строил бесплатные дома для бедноты, которые люди называли “Баррио Пабло Эскобар” (исп. «Barrio Pablo Escobar» — Район П.Э.). Наркобарон чувствовал себя этаким колумбийским Робин Гудом, объясняя свою благотворительность тем, что ему больно было видеть страдания бедных.

Политика

Кокаиновый барон искал способ легализовать свой бизнес, и в 1982 г. Эскобар выдвинул свою кандидатуру в колумбийский Конгресс, в 32 года став членом Парламента. Теперь наркобарон №1, избранный в Палату представителей, возглавлял семинары по правам человека. Далее он нацеливался на кресло президента страны. Но тут на его пути появился министр юстиции Родриго Лара Бонилья (исп. Rodrigo Lara Bonilla), развернувший массовую кампанию против вкладывания кокаиновых денег в предвыборную гонку, по его инициативе в начале 1984 г. П.Э. исключили из колумбийского парламента.

Месть последовала без промедления: 30 апреля 1984 г. «Мерседес» министра был в упор расстрелян из автомата на одной из центральных улиц Боготы.

Впервые в Колумбии бандитами был убит чиновник столь высокого ранга. С того дня по всей стране начал распространяться террор наркомафии, на который государство ответило тотальной войной.

Терроризм

Пабло Экобар создал террористическую группировку “Лос Экстрадитаблес” (исп. «Los Extraditables»), бандиты которой совершали налеты на чиновников и полицейских — всех, кто был против торговли наркотиками.

После дерзкого убийства министра был выписан ордер на арест наркобарона. Поэтому он вынужден был «залечь на дно».

Чтобы показать, что он не сломлен, Эскобар нанял большую группу партизан для совершения диверсий, вооружив их пулеметами, гранатами и переносными ракетными установками. Диверсанты, внезапно появившись в центре столицы, захватили Дворец Правосудия, внутри которого находилось несколько сотен человек. Партизаны открыли беспорядочный огонь, уничтожили все документы, касавшиеся экстрадиции преступников от наркомафии. В Боготу срочно были введены крупные силы армии и полиции. Но лишь штурмовым батальонам, поддержанным танками и боевыми вертолетами, удалось отвоевать Дворец Правосудия, при этом погибло более 100 человек.

Тем временем, власти продолжали свое наступление на наркокартель. В 1986 г. началась операция по поискам одного из главарей наркокартеля, Хорхе Луиса Очоа, предложившего 4 млн. долларов вознаграждения за убийство американского посла Тэмбса. За 10 дней в стране было арестовано около 2,5 тыс. человек, конфисковано 2 тонны кокаина, 10 тонн кокаиновой пасты, 48 тонн листьев коки, 11 самолетов, более 200 единиц автоматического оружия, 38 тыс. патронов, 11 тонн ацетона, 100 тонн различных химикатов, 1 тыс. динамитных шашек.

Даже находясь в подполье, Пабло Эскобар развязал в стране глобальный террор, чтобы всем показать, кто здесь настоящий хозяин. За неполных 2 года число жертв наемников достигло 1000 человек. Среди них были судьи, журналисты, выступавшие против наркомафии, около 600 сотрудников полиции. По приказу наркобарона, закусившего удила, был взорван авиалайнер, на борту которого было 107 пассажиров. Целью Эскобара был Цезарь Гавирия, будущий президент Колумбии, который собирался лететь этим рейсом, но в последний момент отказался от полета. При покушении на босса секретной полиции Мигеля Маркеса, организованном «Эль-Патроном» 6 декабря 1989 г., от взрыва бомбы погибло более 62 человек, 100 человек было тяжело ранено.

Война

К войне с колумбийской наркомафией подключились власти США, которые предложили высылать наркобаронов для содержания в своих тюрьмах, где откуп был исключен. Благодаря американской финансовой помощи, правоохранительным органам Колумбии удалось организовать контрнаступление на кокаиновый картель, тогда в результате лишь одной операции у Эскобара конфисковали 989 домов и ферм, 367 самолетов, 710 машин, 5 тн кокаина и 1279 единиц боевого оружия. На каждый удар правительства преступный картель отзывался контрударом: поджоги домов, убийства политических чиновников, взрывы партийных штабов, издательств, банков. Так, в сентябре 1989 г. был взорван центральный пункт либеральной газеты «Эль Эспектадор» (исп. «El Espectador»), в ноябре сгорел самолет, летящий из Боготы в Кали, а в канун Рождества взорвана штаб-квартира государственной полиции в столице страны. Перед выборами террор кокаинового картеля приобрел небывалый размах: ежедневно киллерами убивались десятки человек.

Колумбийский наркобарон возглавлял список преступников, самых разыскиваемых США. За ним охотилось элитное спецподразделение, перед которым стояла задача: поймать или уничтожить Эскобара. Властями Колумбии была создана «Особая поисковая группа», куда вошли лучшие специалисты спецслужб, армии и прокуратуры. Вскоре несколько человек, приближенных к нему, оказались за решеткой.

Люди из банды Эскобара взяли в заложники несколько влиятельных людей страны. Наркобарон полагал, что под давлением богатых родственников похищенных правительство аннулирует соглашение с США об экстрадиции наркодельцов. План наркокороля удался, экстрадицию отменили. Но, обложенный со всех сторон, 19 июня 1991 г. он сам сдался властям. Пабло Эскобар согласился признать свою вину только в нескольких преступлениях при условии, что ему простят прошлые его грехи.

За решеткой

Даже наказание получилось не совсем обычным: самый жестокий террорист мира отбывал срок в им самим построенной тюрьме «Ла-Катедраль», где имелись плавательный бассейн, дискотека, джакузи, сауна и даже большое футбольное поле. Патрона навещали друзья, приближенные и женщины, а семья посещала Эскобара в любое время. При этом, «Особая группа» не имела право приближаться к “La Catedral” ближе, чем на 20 км. Сам он уходил и приходил, когда вздумается, регулярно посещал ночные клубы Медельина, рестораны и футбольные матчи.

Причем, Пабло Эскобар по-прежнему руководил наркобизнесом. Был случай, когда однажды, узнав, что партнеры «крысят» у него деньги, он приказал своим подручным привезти их в «La Catedral», где он лично подвергал провинившихся изощренным пыткам, просверливая жертвам колени и вырывая ногти, отдав затем приказ их убить и подальше вывезти трупы.

Побег

Когда эти факты стали достоянием гласности, 22 июля 1992 г. президент Гавирия отдал приказ перевести кокаинового барона в настоящую тюрьму. Когда Пабло Эскобар узнал об этом решении, он решил, что уже «насиделся» и сбежал. Но мест, где он мог найти для себя убежище, осталось мало. Правительства Колумбии и США были решительно настроены покончить с «Медельинским кокаиновым картелем» и его лидером, друзья покидали его. Однако, Пабло продолжал считать себя более значимой фигурой, чем это было на самом деле. Он все еще обладал громадными финансовыми возможностями, но реальной власти уже лишился. Наркобарон пытался договориться с правительством, заключив с правосудием сделку. Но президент Колумбии и власти США не желали вступать с ним в переговоры и приняли решение изловить и ликвидировать Эскобара.

За голову кокаинового короля была назначена награда в 10 млн долларов. Это была сумма, соответствующая зарплате президента Колумбии почти за 200 лет! На тот момент это было самое большое вознаграждение за поимку преступника.

Между тем, находясь на свободе, наркобарон предпринял еще одну попытку устрашить правительство жестоким террором. 30.01.1993 г. он организовал взрыв на многолюдной улице в столице. В результате теракта погибло более 20 человек и около 70 были тяжело ранены.

Охота

Этим беспощадным терактом наркобарон навлек на себя беду — в борьбу с ним вступила новая организация «Лос ПЕПЕС» («Люди, пострадавшие от П.Э.»). На следующий день после взрыва в Боготе члены «Лос Пепес» спалили дом Пабло Эскобара. Родственники погибших по его приказу начали охоту на членов наркокортеля и его родственников. Они действовали так же жестоко, как кокаиновая мафия, нагнав на нее основательного страха.

Лос Пепес стали преследовать всех, кто каким-либо образом был связан с Эскобаром и его кокаиновой империей: их всех попросту убивали. За короткое время организация нанесла большой ущерб картелю, было убито много его приближенных, противники преследовали семью наркобарона, жгли его поместья. Осенью 1993 г. Медельинский картель распался. Самого же Пабло больше беспокоила его семья, он был серьезно встревожен, ведь в случае обнаружения семьи, Лос Пепес уничтожили бы ее, никого не пощадив.

Смерть

Скрываясь, он больше года не видел своих жену и детей, а, зная о постоянной слежке, даже по телефону говорил предельно коротко. 1 декабря 1993 г. «Эль-Патрону» исполнилось 44 года, и в этот раз у него сдали нервы: на следующий день, 02.12.1993 г. он позвонил своей семье, как будто хотел попрощаться. Последним с кем он разговаривал был его сын, они оставались на линии почти 5 минут, в 2 раза дольше чем требовали меры безопасности. Этого времени хватило, чтобы засечь Эскобара в медельинском районе «Лос Олибос».

Вскоре дом, где он укрывался, был окружен спецагентами, двое из них выбили дверь, ворвавшись внутрь. Бывший главарь колумбийской наркомафии знал об их приближении. Но все произошло настолько быстро, что он даже не успел обуться. В доме находились сам Пабло Эскобар, его преданный сикарио Альваро де Хесус Агудело (исп. Alvaro de Jesús Agudelo) по прозвищу Лимон (исп. El limón), которого убили первым, и владелица дома — родная тетя наркобарона. Отстреливаясь, Пабло вылез в окно, попытавшись уйти от преследования по крышам. Пуля снайпера (или самого «Эль-Патрона» | не доказано) догнала его, попав в голову. Наркокороль мгновенно умер. На крышу сразу же поднялись остальные, чтобы сфотографироваться с дорогим «трофеем», позже это фото облетело весь мир.

«Лучше могила в Колумбии, чем тюрьма в США» © Pablo Escobar

3 декабря 1993 г. тысячи колумбийцев вышли на улицы Медельина. Кто-то пришел оплакать его, а кто-то радовался.

Но сегодня на вопрос, кем был Пабло Эскобар, ни один из обитателей трущоб в Медельине не скажет о нем дурного слова. Хотя патрон был одним из самых злостных террористов и жестоких преступников планеты. Его портреты продаются рядом с портретами Че Гевары. В некоторых местах его почитают как святого, а на его могилу до сих пор совершают паломничества. Легенда «Кокаинового короля» является одной из основных причин туристического успеха Медельина, а его музей ежегодно посещают десятки тысяч туристов.


С вами было Черное Солнце.

15 views
Add
More
Снимите розовые очки. Мы покажем вам мир в истинном цвете. Черное Солнце освещает те вопросы, которые не принято задавать.
Follow